По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 26.05.2016
 

А.Серов: «Белая» эмиграция Таджикистана и политика князей мира сего в Центральной Азии

В западной Европе образовались разобщенные как по стилю ведения политической борьбы, так и по религиозному предпочтению центры силы таджикской оппозиции, которые исходя из противоречий стран-доноров и спонсорских организаций применительно ходу развития страны, склоны к непримиримому позиционированию и интерпретации событий внутри республики.

Что может объединить разных людей, имеющих отличные друг от друга симпатии и антипатии по отношению к РТ? Чем руководствуются члены различных политических движений, действовавших легально и порой нелегально в условиях заграницы? Как члены радикальных религиозных организаций, находившиеся приют за рубежом могут найти общий язык с представителями светского меньшинства, привыкшего к вольготным и гламурным условиям жизни мигранта в Европе? Почему отцы таджикской демократии перебрались именно в Европу и Турцию на фоне ухудшающихся отношений геополитических акторов на мировой арене?

Попытаемся на основе имеющейся информации из кругов, близких к руководству зарубежной оппозиции ответит на эти вопросы, актуальные для всего хода политического процесса Таджикистана, которого в силу поведения недальновидных сынов от доморощенной оппозиции обуревают не совсем простые опасения и угрозы.

Но прежде чем приступить к общей трактовке поставленных вопросов, хотелось бы провести краткий исторический экскурс по складывающимся отношениям Центральной Азии, в том числе и Таджикистана, исторического правопреемника части древнего Междуречья

(Мовароуннахра) со странами старой Европы, именуемой в настоящее Европейским Союзом. Анализ этой ситуации делаем по одной простой причине, что будущее не знает другого гида, чем история.

Во-первых, страны континентальной Европы в конце 19-го века, а эпизодически и ранее ограничивались изучением географии, историей, климатом, бытом, этнографией народов Центральной Азии, исключительно из интересах метрополии, преследующей цель создать буфер из плеяды стран, граничащих с Афганистаном для защиты тогдашней колониальной Индии (Пакистана, как независимой страны еще не существовало на карте мира-А.С.). И инструменты для этой политики экспансии были подобраны соответствующие: от мнимых научных экспедиции, возглавляемые в основном англичанами до разведывательных миссий, сопряженных преимущественно военного характера, которые в большинством своем игнорировали мнения и интересы коренных народов, живущих на этой территории.

Во-вторых, политику Европы по отношению к Центральной Азии в общем и Таджикистану в частности, вероятнее всего следует характеризовать узкостью мышления иностранных специалистов в понимании такого острого вопроса, как менталитет народов, заселявших этот регион. Но по большой части эти устремления военных и дипломатов колониальной Европы сопровождались стремлением ощутимее ударить по интересам исторических соперников России и Китая. Вспомнить хотя бы для наглядности навязанную «Опиумную войну» с Китаем и борьбу за разграничения разделительной линии на границы Амударьи в 1873 году. И сегодня, когда в Таджикистане успешно реализуется балансированная политика, в которой «цветут все цветы и соперничают все школы», где соблюдается тонкая грань мировых экономических игроков,

прежде всего РФ и КНР на внутреннем рынке, Европе в силу исторической предрасположенности к сомнительным играм не достает умения с опорой на истинные знания всеобщей остановки проводить политическую линию без старого метода «кнута и пряника», при этом изыскивать новое видение центрально-азиатской политики, в которой с учетом новых реалий прослеживается и четкая политика по отношению и к персоязычной стране – Таджикистану. В-третьих, Европа, если всмотреться в историю, присутствует в Таджикистане всего-то 20 лет и по этой причине и отсутствия наличия контактах на уровне простых людей, госслужащих и гражданского общества не может сориентироваться должным образом, без оглядки на неоколониальные замашки. В-четвертых, народ Таджикистана не взирая на трудности переходного периода, опирается исключительно на центростремительные силы, порой это позиционирование с политиками, госслужащими, интеллигенцией, и даже с представителями традиционного духовенства, которые не воспринимают с учетом угроз из соседнего Афганистана политический ислам, как инструментарий по постепенному разрушению страны.

Возвращаясь к указанным выше вопросам, следует подчеркнуть, западная Европа не должна превратится в плацдарм антитаджикского движения, этакий второй Афганистан подобия 90-х, подстрекая оппозиционные настроения, превращая стремление молодёжи легализоваться в погоне за лучшую жизнь во всеобщий деструктивный процесс. Политизируя мигрантов, будущих граждан Европы, которые набирая опыта неповиновения законам страны пребывания, создадут в будущем проблемы всеевропейского масштаба. Не возможно все иметь и «рыбку съесть и одновременно иметь её». Альтернатива внешней политики Европы должна опираться на законные органы

действующей власти, активных членов гражданского общества, политических партий и общественных организаций внутри страны, которые лучше ориентированы на существующие социально-экономические политические проблемы и более ответственно относятся к базовым ценностям традиционного общества Таджикистана, таким как свобода, безопасность и стабильность, осознают веяния реальных вызовов и угроз из охваченной войной соседнего Афганистана. Вот тот контингент, которую необходимо лелеет и оказать содействие, чтобы через призму стабильности и укрепления базовых устоев общества идти к намеченной цели – процветающему краю, в котором как букеты роз будут мирно просуществовать вся мировая идиллия от стран Европы до Дальнего Востока.

Современная история радикальных движений на просторах Евразии, включая Афганистана знает интересные примеры создания движений монстров, по примеру Движения Талибан, «Ал-Кайиды», которые в начале их создания не без участия стран Европы выглядели невинными овечками. Но стоило их мобилизовать свой нездоровый пыл и разрушительный потенциал превратились в пугало мирового уровня. Вывод напрашивается само собой, нужно учиться на ошибках других, чем на своих собственных. А то придётся бороться с терроризмом не на окраине Евразии, а на вполне конкретных улицах Брюсселя и Парижа.

А.Серов, эксперт центра «Новая Азия»

Похожие записи:

    Не найдено.

Вы можете оставить сообщение



 

 
17 queries. 0.510 seconds.