Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 

Президент – Эмомали Рахмон рассказал о преступлениях, совершаемых представителями духовенства

В Таджикистане в 2012 году 50 ходжи совершили преступление. Об этом президент страны сообщил в ходе своей встречи с представителями духовенства и активом страны.

По его словам, в основном эти преступления были связаны с незаконным оборотом наркотиков. Рахмон также перечислил ряд преступлений, которые совершаются религиозными деятелями и порочат имя мусульман.

По его словам, в результате нескольких преступных деяний, совершенных заблудшими молодыми людьми, которыми руководил мулла, было украдено имущество граждан на сумму почти 2 млн. сомони, а исполнители преступлений передали мулле в качестве вознаграждения 200 тысяч сомони.

«Несколько лет назад 34-летний житель Восейского района Собир Гиёев, которого люди знают по прозвищу «Мулло Собир», женится на одной женщине и через некоторое время вступает в никох с её 12-летней дочерью, которая была моложе его на 27 лет. Таким образом, он совершил преступление и сейчас по его делу ведется расследование. А его никох совершил имам-хатиб пятничной мечети села Навобод этого района Худжамов Курбонназар», – отметил президент.

Другой случай, который привел в качестве примера в своей речи президент, произошел в районе Рудаки. «Ходжи обманным путем в своем доме привлек несовершеннолетних к распитию алкоголя, в результате чего они в состоянии опьянения совершили групповое изнасилование женщины. От этого отвратительного поступка была опозорена нормальная женщина», – рассказал президент.

«В феврале текущего года в Рушанском районе был задержан Собир Ардабоев по прозвищу «Шайх Собир» , который вместе с дважды судимым человеком переправил 20 кг наркотического вещества из Афганистана в Таджикистан. Другой пример, Домулло Миргиес Ахроров, житель Истаравшана, представлял себя как народный лекарь и во время «лечения» совершил непристойные действия в отношении больной женщины, за что был лишен свободы в соответствии с Уголовным кодексом», – рассказал президент Рахмон.

Список преступлений, совершенных религиозными людьми, Рахмон продолжил историей жителя Раштского района Мусаяма Ашурова, который обучал на дому несовершеннолетних детей, в наказание на неуспеваемость, мулла прикладывал к телам детей раскаленный утюг.

Также Рахмон отметил, что в прошлом в Таджикистане не было религиозных образовательных центров, ежегодно только два человека оканчивали Бухарское медресе, были единичное число мечетей и ходжи, но существовало единство и взаимопонимание, уважение к родителям и к старшим, толерантность, воспитание детей и другие хорошие качества.

«Сейчас в Таджикистане более 4 тыс. мечетей, 6 медресе, гимназий и исламский институтом, за годы независимости в Таджикистане более 7 тыс. выпускником религиозных вузов, 200 тыс. совершили хадж, однако в обществе процветает экстремизм и фанатизм, более того появился и терроризм», – сказал президент.

«Конечно, увеличение количества мечетей и религиозных объединений является ярким свидетельством обеспечения свободы вероисповедания и благоприятного условия для развития религиозной культуры и морали. Одновременно с этим чрезмерное отклонение, строительство мечетей и молебен без надобности, ради саморекламы на каждой улице и переулке, махалле и квартале может увеличить вероятность возникновения не нужных споров и разногласий среди мусульман, нарушить единство и стабильность общества, что противоречит объединяющей сущности и миссии ислама и других религий», – сказал Рахмон.

Он также добавил, что сегодня главными опасностями, угрожающими современному обществу, являются фанатизм, экстремизм, терроризм и искусственная политизация ислама в корыстных групповых целях.

«Защита ислама от этих негативных явлений является работой не только государственных органов, но и основной обязанностью религиозных объединений, Исламского центра Таджикистана, Совета улемов и каждого знатока исламских наук. Ибо никто не имеет права злоупотреблять нашим убеждением, религиозным вероисповеданием и использовать ислам в своей личной и политической борьбе», – подчеркнул президент.

«Фанатизм и экстремизм в любой форме имеют большую опасность для каждой нации, государства, религии и убеждения народа. Сейчас принято связывать проявление экстремизма, фанатизма и терроризма в основном с безработицей, бедностью и нищетой. Конечно, мы понимаем, что бедность и безработица способствуют проявлению экстремизма и терроризма во всем мире, но следует отметить, что внешнее вмешательство с использованием низкого уровня грамотности и культуры, светских и религиозных знаний, неосведомленности, безразличие по отношению к высоким национальным и религиозным ценностям в современном мире стали одним из главных факторов возникновения и усиления экстремизма», – сказал Рахмон.

К сожалению, по его словам, ответственные лица государственных структур и органов, религиозные деятели и те, кто обладают религиозными знаниями, не всегда серьезно занимаются этим вопросом и иногда проявляют бездеятельность или даже безразличие для устранения этих недостатков.

«Наше общество является неотъемлемой частью мирового сообщества, и мы чувствуем влияние новоявленных экстремистских течений на сознание некоторых наших неосведомленных молодых людей посредством сети интернета и других информационных средств. Часть молодежи, следуя этим экстремистским идеям, исходя из своих ограниченных взглядов, даже объявила национальные ценности богохульством и ересью», – отметил президент.

По его словам, опыт развитых стран мира отчетливо доказывает, что именно развитие науки и современных технологий является основой и важнейшим условием социально-политического прогресса, повышения уровня и качества жизни народов. По этому, по его словам, Таджикистану необходимо уделять особое внимание экономическому и технологическому прогрессу нашей страны, развитию науки и образования, воспитанию кадров и максимальному внедрению современной техники и технологии.

«В связи с этим следует подчеркнуть, чтобы религиозные учебные заведения, наряду с религиозным обучением, также наладили изучение иностранных языков, освоение информационных технологий и обучение другим различным профессиям. В связи с этим хочу привлечь ваше внимание еще к одному важному традиционному вопросу жизни общества», – сказал Рахмон.

Источник: ИА “Азия Плюс”

Председатель Общероссийского общественного движения “Таджикские трудовые мигранты” Каромат Шарипов вместе с родителями и родственниками посетить кладбище, где захоронен гражданин Таджикистана для решения вопроса о перезахоронении и отправки гроба с телом покойного на Родину.

Сегодня, 17.06.2013 года на телефон горячей линии Движения поступил тревожный звонок. Звонил Расулов Салимчон с просьбой помочь его брату Расулову Мелику, 50-летнему гражданину Республики Таджикистан, который приехал в Москву 01.06.2013 года на поиски своего пропавшего сына, связь с которым прервалась 09.03.2013 г.

Молодой 21-летний Расулзода Умедчони Мелик, 10.10.1991 года рождения, уроженец г.Душанбе, р-н Сино, приехал на заработки в Россию в июне месяце 2012 года. Работал рекламщиком. На различных станциях метрополитена раздавал визитки, и получал от рекламодателя по 500-700 рублей в день. Проживал с друзьями на квартире. Регулярно общался через интернет с родителями, проживающими в Таджикистане. Последний раз интернет-общение происходило в рубрике “одноклассники” 09.03.2013 года. Но позже выяснилось, что уже 29.03.2013 года друзья обсуждали в интернете нелепую смерть друга. Они световались о том, как сообщить родителям Расулзода Умедчони о смерти сына. Но как теперь выяснилось – ни у кого из друзей не хватило мужества сообщить родственникам печальную новость.

Из рассказов знакомых выяснилось, что 29 марта 2013 г., когда после работы друзья собрались у подъезда дома. Молодому человеку стало плохо, и он потерял сознание. Друзья, испугавшись, убежали с места происшествия. Если бы они сразу вызвали скорую помощь, то жизнь Расулзода можно было спасти. Услышав крики, соседи обратили внимание на лежавшего без чувств человека и вызвали полицию и скорую помощь.

Установить личность потерявшего сознание молодого человека полиции не удалось, так как при себе у него не было документов, удостоверяющих личность. Отвезли скончавшегося молодого человека в морг при госпитале. Судебные медицинский эксперт поставили диагноз смерти : Острая сердечная недостаточность.

Гражданин Таджикистан Расулзода Умедчон находился в морге № 2 до 16.05.2013 года. Так как его тело никто не востребовал, то скончавшегося таджика похоронили на кладбище Перениченская- Шереметьево как неизвестного.

По прибытии в Москву и после долгих расспросов и поисков отцу и дяди умершего Расулзода Умедчона удалось найти в Люблино друга сына, который все это время хранил паспорт умершего.

Отец с дядей собрали все документы, подтверждающие личность похороненного на Перениченском кладбище. Они доказали, что захоронен гражданин Таджикистана Расулзода Умедчон.

Но тело не хотят возвращать отцу для отправки и захоронения на Родине. Требуется разрешения о перезахоронении умершего. Отец Расулов Мелик отказывается уезжать с России пока тело его сына не выдадут ему для перезахоронения на Родине. Расулзода Умедчон был старшим сыном в семье. Родственники заявляют, что все уже знают о случившемся уже 2 недели оплакивают умершего Расулзода Умедчона, все подготовлено для ритуального обряда и погребения его на Родине, рядом с его предками.

Сегодня, 17.06.2013 года, отец умершего Расулов Мелик и дядя- Расулов Салимчон – обратились за помощью в Консульскую службу РТ в РФ. Но молодой человек ответил, что никакую справку предоставить не могут, и тело родственники могут забрать с кладбища без всяких бумажек.

Но руководство кладбища и ритуальная служба требуют подтверждающие документы о том, что данный гражданин будет захоронен в Таджикистане.

В своем заявлении родственники умершего Расулзода Умедчона просят председателя Общероссийского общественного движения “Таджикские трудовые мигранты” Каромата Шарипова вмешаться и помочь решить данную проблему.

Это уже не первый случай, когда престарелые родители приезжают в Россию на поиски своих пропавших детей или же в целях найма адвокатов для своих детей, которые обвиняются по уголовным делам.

Но в данном случае поражает безответственность и трусость таджиков, которые не пришли на помощь умирающему другу.

Завтра, 18.06.2013 года, Председатель Общероссийского общественного движения “Таджикские трудовые мигранты” Каромат Шарипов вместе с родителями и родственниками посетить кладбище, где захоронен гражданин Таджикистана для решения вопроса о перезахоронении и отправки гроба с телом покойного на Родину.

Пресс-центр ООД “ТТМ”

В сентябре 2013 года Движение “Таджикские трудовые мигранты” инициирует проведение в Москве форума по обсуждению комплекса проблем, связанных с трудовой миграцией, и участием в предстоящих президентских выборах граждан Таджикистана, находящихся вне Родины.

Khamza Zaminzoda

Уважаемый Каромат ака! Я что-то не понимаю! Мы с вами врвги или друзья!? Почему вы не отвечаете на мои письма? Если что ни так, вы мне поясните! Или же найдите в себе мужества послать меня на х..! (желательно мягко, да бы не было повода ответить) и я вас пойму. Вы поймите правильно, я не из тех, кому что-то, от кого-то надо, но в вашем случаи, есть одно исключение, я собираюсь во благо своего народа и общества вообще, совершить благородное дело, которое без команды, не у кого, не получится, и на сегодня мне выпало доля встретится с вами, поэтому, я себя веду по отношению к вам, вот так как сейчас, как мне кажется унизительно! Поэтому будьте любезны, определите наше отношение

Дорогой соотечественник! Уважаемый Хамза! Я искренне благодврю Вас за доверие. Мы , конечно же, – друзья и единомышленники в нашем стремлении сделать Таджикистан свободным и богатым, а таджикский народ – счастливым. Но я – не приемлю революционных методов в борьбе за власть, которые, как правило, для простого народа имеют трагические последствия. Гражданская война 90-х годов должна стать для таджиков поучительным уроком. Более 100 тысяч погибших, сотни тысяч беженцев, разрушенная экономика и миллионы бесправных и нищих таджикских гастарбайтеров. Такую высокую цену заплатил народ за “примерение и согласие”.

Свою задачу я вижу сегодня в сохранении таджикского народа и государства Таджикистан.

В сентябре 2013 года Движение “Таджикские трудовые мигранты” инициирует проведение в Москве форума по обсуждению комплекса проблем, связанных с трудовой миграцией, и участием в предстоящих президентских выборах граждан Таджикистана, находящихся вне Родины. К работе форума планируется привлечь лидеров политических партий и общественных организаций Таджикистана.

Претенденты на пост главы государства должны на форуме изложить свои программы по модернизации экономики, созданию рабочих мест, социальном устроительстве, защите трудовых прав своих граждан, находящихся в вынужденной трудовой миграции.

Я приглашаю Вас принять участие в работе форума, на котором предлагаю изложить свое видение ситуации и пути выхода из экономического и нравственного тупика. Мы с Вами понимаем, что не имеет морального права Таджикистан, богатый природными и человеческими ресурсами, паразитировать на экспорте рабочей силы.

Таджикистан должен рассчитывать на собственные силы. В основе идеологии должна лежать цель обеспечения национального единства.

С уважением, Каромат Шарипов

Узбекистан как рассадник религиозного экстремизма

Сегодня Узбекистан позиционирует себя современным, прогрессивным и светским государством. Религиозные проявления даже на бытовом уровне, чуть более активные, нежели этого хотелось бы главе государства, жестоко преследуются и подавляются. Причём, с применением таких средневековых методов, что ситуацию можно назвать «охотой на ведьм», когда всех инакомыслящих, рядовых верующих, необоснованно обвинённых в связях с религиозными экстремистами и террористами, массово передают в руки безжалостной инквизиции. Для неугодных «нарушителей» в труднодоступных местах по всей РУ построены тюрьмы-зинданы, куда кроме подозреваемых в экстремизме попадают неугодные неблагонадёжные политические оппоненты. В них заключенные исчезают навсегда и получить какие-либо сведения об их судьбе нельзя. Выйти живым или даже просто здоровым практически невозможно. Большую часть невинно пострадавших составляют женщины, старики и подростки.

От сумы и узбекской тюрьмы не зарекайся. Невезучих, попавшихся в руки узбекского «правосудия», очень схожего с мрачновековой инквизицией, можно уже заранее считать приговорёнными, обречёнными на долгие годы. Количество жертв исчисляется сотнями тысяч человек. Если в средние века инакомыслящих сразу жгли на кострах, то жертв 21 века, попавших в лапы узбекских властей, ждёт многолетнее изнурительное пребывание в нечеловеческих условиях в спецлагерях.

Для заключения под стражу в Узбекистане достаточно доноса, дурной молвы, личных подозрений. К даче показаний привлекаются в свидетели даже преступники и люди, лишенные прав. Доносительство принимает здесь эпидемический и безумный характер из-за страха доносчика самому попасть под подозрение. Скоро может случиться так, что в РУ не останется ни одного человека вне подозрения. Методы узбекского «правосудия» включают в себя использование обмана, подкупа, провокации и шантажа. Конфискации подлежит все движимое и недвижимое имущество. Современное узбекское государственное «правосудие» очень схоже со стихийным самосудом, когда судья и следователь совмещаются в одном лице. Здесь часто люди просто пропадают без суда и следствия. Несмотря на протест мирового дипломатического сообщества, обвинительных заявлений международных гуманитарных и правозащитных организаций, в Узбекистане широко применяются недозволенные методы следствия и пытки – как важнейший источник получения доказательств. Сегодня в эти жернова узбекского «правосудия», в угоду ненасытному молоху – Исламу Каримову, его приближённые активно приносят в жертву как граждан собственной республики, так и жителей соседних стран, случайно попавших в поле зрения системы заказного узбекского «правосудия», в жернова политических игр и интриг, проводимых режимом ради сохранения образа врага в лице соседей по региону. Всё это – псевдомеры или видимость борьбы с экстремизмом!

В то время, когда в РУ сотни тысяч мужчин, женщин и подростков безвинно сидят в тюрьмах по политическим или религиозным мотивам, оставшиеся на свободе женщины проходят принудительную стерилизацию, дети погибают от болезней и надрываются от физических перегрузок на хлопковых плантациях – под носом узбекских властей возникают всё новые неконтролируемые экстремистские и террористические организации. Как, например религиозно-экстремистская организация «Хизб-ут-Нусрат» («Партия свободы»). Её лидер 61-летний Шарипжон Мирзаджанов, ранее состоявший в рядах «Хизб-ут-Тахрир», создал новую экстремистскую организацию, которая отличается глубокой конспиративной деятельностью, более жесткой дисциплиной и секретностью. Задачи и конечная цель созданной организации аналогичны планам исламского движения Узбекистан (ИДУ-ИДТ) и «Хизб-ут-Тахрир» – смена режимов в республиках Средней Азии с последующим созданием единого исламского государства (халифата). Члены «Хизб ут-Нусрат» используют в своей деятельности пропагандистскую литературу «Хизб-ут-Тахрир». Супруга другого члена «Хизб-ут-Нусрат» Махмудхужы Ахмеджанова Лола по указанию своего мужа сплотила вокруг себя верующих женщин, занималась их незаконным религиозным обучением, пропагандируя лже-религиозные догмы «Хизб- ут-Тахрир» и «Хизб-ут-Нусрат». Таким образом, за несколько лет она превратила десятки молодых женщин в ярых экстремисток. Ученицы носят «хиджаб», им запрещается посещать школьные занятия, смотреть развлекательные телепрограммы, отмечать дни рождения и другие праздники. Взрослым и детям сторонники террора прививают ненависть к атеистам и лицам, исповедующим другие религии.

В то время, когда узбекские спецслужбы ведут борьбу с врагом мнимым, враг истинный – члены и сторонники ИДУ-ИДТ не прекращают свои террористические вылазки в соседние страны, где регулярно задерживаются местными правоохранительными органами. А официальный Ташкент периодически отрекается от своих земляков-экстремистов, говоря об их дислокации и обучении в Афганистане. Но систематические задержания членов ИДУ именно на севере РТ говорят об обратном и настораживают. Так, 11 июня с.г. завершилось рассмотрение судебного процесса в отношении 25-летнего Б.Махкамова, которого суд признал виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.187 ч.2 (Организация преступного сообщества) и ст.307 прим.3 ч.2 (Организация деятельности экстремистской организации) УК РТ и приговорил его к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В 2010 году осужденный, будучи в Москве, встречался с членами ИДУ – гражданами Узбекистана, в дальнейшем вступил в ряды данного преступного сообщества, до февраля 2013 г. вёл подрывную работу на территории Согдийской области РТ.

Почему группировки идушников, сосредоточенные именно на узбекско-таджикской границе перестали волновать узбекские спецслужбы? А их задержания происходят только на территории РТ. Мало того, все операции по поимки активистов и членов этого экстремистского движения проводятся в одностороннем порядке таджикскими спецслужбами без участия узбекской стороны. Хотя, ИДУ рассматривается как наиболее опасная террористическая организация многими странами мира (включая РТ, РУ, Россию и США), деятельность которой, должна была бы преследоваться, в первую очередь, властями Узбекистана.

Многие из членов ИДУ приняли участие в гражданской войне на стороне Объединенной таджикской оппозиции. Понятно, что у Таджикистана есть свой интерес в поимке членов этой организации, периодически участвующих в противоправных подрывных деяниях на территории РТ. Удивляет пассивная позиция Узбекистана по отношению к присутствию и антиобщественным действиям его граждан на приграничных территориях. Активная «антирелигиозная» борьба И.Каримова происходит лишь на собственной территории.

Нашей республике не нужны чужие воинствующие исламские миссионеры из ИДУ, призывающие к насилию и террору!

Муким Халитов

Таджикские трудовые мигранты все чаще становятся легкой добычей для экстремистов

Трудовая миграция меняет отношение к религии, гастарбайтеры возвращаются из России домой не только с деньгами, но и другими жизненными ценностями. По разным оценкам, за рубежом в настоящее время проживает более полутора миллиона таджикских гастарбайтеров, в среднем каждый мигрант кормит на родине до 5 человек. Миграция помогает выжить стране и снимает напряженность в обществе. Но, в тоже время, в условиях бедности и отсутствия идей все больше людей обращаются к религии.

Сложившейся ситуацией активно пользуются представители различных религиозно-экстремистских организаций (РЭО), таких как «Хизб ут-Тахрир», «Исламский джихад» и другие, развернувшие масштабную пропагандистскую работу среди трудовых мигрантов в России. Как правило, мигранты-нелегалы живут в подвалах, отыскать которые не может даже полиция, десятками ютятся в комнатах, поэтому правоохранительным органам трудно отследить появление новых религиозно-экстремистских ячеек.

Большинство мигрантов живут по своим законам, практически не признавая российских. У таджиков совершенно чуждый менталитет, они отказываются интегрироваться в российское общество, сводят контакты с местным населением к минимуму.

Все это, говорит о том, что сегодня российское общество лишено какого-либо влияния на таджикских мигрантов, не имеет возможности контролировать их поведение. Описанные выше условия являются идеальными для формирования религиозно-экстремистского и террористического подполья среди гастарбайтеров. И всех этих людей достаточно легко использовать против России и других стран СНГ, где они хотят установить халифат.

Одним из таких подпольев является община таджикских трудовых мигрантов западного округа Москвы, обосновавшихся вблизи парка Победы. Здесь они собираются в нелегальной мечети в двухэтажном заброшенном здании, основанной выходцами из Таджикистана. Мечеть существует на пожертвования трудовых мигрантов из Таджикистана.

Это одна из самых известных среди гастарбайтеров мечетей, используемых экстремистами для обработки и вербовки мигрантов. Неформальным лидером данной подпольной ячейки является Акбаров Адхамшо из Гармского района Таджикистана, который каждое воскресенье посещает различные строительные объекты для привлечения новых членов из числа трудовых мигрантов. Сторонники РЭО помогают мигрантам обустроиться в Подмосковье, перевезти в Россию своих родственников и получить российское гражданство.

Давлатали Каландаров

М. Кабири: «Важно, чтобы власть после выборов имела полную легитимность»

М.Кабири – Мухиддин Тиллоевич, недавно члены вашей партии обратились в МВД с просьбой обеспечить вам охрану, но им было отказано. В чем вы видите причину отказа? Есть ли все еще давление на вашу партию и ее членов?

- Решение обратиться в МВД политсовет принял на заседании, где обсуждалась ситуация вокруг партии после нападения на моего заместителя Мухаммадали Хаита. До Хаита был избит член политсовета Сайфуллозода, и до сих пор преступники не найдены. Анализируя общую ситуацию и возможности дальнейших провокаций, политсовет принял такое решение.

В своем ответе МВД пишет, что председатель партии не входит в число охраняемых лиц, поэтому оно не может обеспечить охрану. Также в письме говорится, что он (лидер ПИВТ, – прим. ред.) является депутатом и по закону имеет депутатскую неприкосновенность и что этого достаточно. Следуя этой логике, председателю партии во время нападения достаточно будет показать преступникам свое депутатское удостоверение, и они отступят…

Что касается давления на партии, они начались после парламентских выборов и приобрели более агрессивный и открытый характер в конце 2012 года.

- Покидает ли кто-нибудь ряды партии в связи с этим давлением?

- Раньше наши ряды покидало не более 10 человек в месяц, что происходило либо по причине смерти, либо вследствие миграции, но в последние месяцы эта цифра возросла в несколько раз – в первые месяцы этого года доходила до ста человек. Но в то же время ежемесячно в партию вступает несколько сот человек, поэтому в конечном итоге у нас положительный баланс. В некоторых регионах в результате давления на партию возрос интерес к ней, особенно со стороны молодежи. Некоторым нашим активистам предлагают землю или работу. Большинство из них советуются с партийными ячейками или руководством, спрашивая, как им быть. Мы не препятствуем их уходу, уверены, что в любом случае они остаются сторонниками наших позиций. Тем более что найти работу или получить землю без взятки не всем удается, что немаловажно в наших условиях.

- На 40-летие ПИВТ вы призвали политические силы и гражданское общество объединиться и решить проблемы. Что, на ваш взгляд, нужно решать в первую очередь?

- Мы уже два года призываем к диалогу все политические партии и гражданское общество, чтобы обсудить и решать основные вопросы будущего Таджикистана. Очень надеемся, что правительство поддержит идею, возьмет инициативу в свои руки и будет активным участником этого процесса.

Несмотря на то, что мы живем в маленьком Таджикистане и каждый день встречаемся друг с другом, мы очень далеки друг от друга. У нас нет прямого диалога – без посредников, просто как таджикистанцев и граждан этой страны. Мы, например, знаем, что у многих есть вопросы к нам, есть даже недоверие. Есть вопросы и у нас. Почему бы нам открыто не говорить друг с другом? Кто нам мешает? Если не начать сегодня, завтра будет поздно. Наше поколение еще может понимать друг друга, мы все имеем советское прошлое, и у нас много общего. Это мы должны найти консенсус по основным параметрам будущего Таджикистана и максимально приблизить взгляды. Мы все – демократы, исламисты, националисты, коммунисты и представители других мировоззрений, представители разных этносов и религий – являемся жителями этой земли, и это наша общая родина. Мы должны понимать друг друга и передавать это взаимопонимание другим поколениям. Следующему поколению будет сложно это сделать, поскольку часть из них учится на Западе, другая часть – в исламских государствах, третья часть растет на стройках России или на рынках. Вряд ли они поймут друг друга лучше, чем мы. И мы будем в ответе перед будущими поколениями, если не найдем сегодня консенсуса по основным параметрам будущего Таджикистана. Вот о чем должен быть диалог.

Актуальные и текущие вопросы могут быть обсуждены в рамках диалога, главное – начать и серьезно отнестись к этому. Пока, к сожалению, никто не отреагировал на наш призыв. Нам бы хотелось, чтобы кто-нибудь другой, не из политических структур, взял на себя эту инициативу – СМИ, НПО или правительственные структуры, например ЦСИ…

«Важно избежать разделения таджикского общества»

- Скажите, вы уже определились по поводу президентских выборов и как возможно ваше участие в них: войдете ли вы в коалицию или же будете выдвигать своего кандидата?

- На уровне президиума партии мы приняли решение, что будем участвовать в выборах. Но будем ли выдвигать своего кандидата или же поддержим кого-нибудь другого, это прерогатива съезда. Мы будем исходить из национальных интересов. Если в интересах государства и нации будет выдвижение кандидата, так и поступим. Если нет, то воздержимся от выдвижения своего кандидата и поддержим кандидата из другой партии…

Мы считаем, что следующие выборы должны стать фактором объединения и еще больше укрепят мир и взаимопонимание в стране. Очень важно, чтобы во время выборов мы смогли избежать разделения таджикского общества на два противоположных идеологических лагеря – светский и религиозный. И так в социальных сетях атмосфера доведена до предела радикально настроенными группами, как со светской, так и с религиозной стороны. Выборы могут еще больше усугубить ситуацию, если неправильно сделать акценты или выбрать неправильную тактику действий. Думаю, наша партия, как ответственная политическая сила, созрела для того, чтобы сделать правильный шаг в соответствии с интересами государства и нации, а также нашего избирателя.

- Что вы подразумеваете, говоря, что будете исходить из национальных интересов? В чем вы видите этот национальный интерес, от которого зависит форма участия вашей партии в выборах?

- Национальный интерес – это широкое понятие, но в зависимости от ситуации приоритеты меняются, и их необходимо учитывать. Нашими приоритетными национальными интересами являются прежде всего верховенство закона, расширение демократии и прав граждан, сохранение мира и стабильности в стране и регионе в целом. Если вы меня спросите, что главнее – расширение демократии или стабильность, то я скажу, что стабильность важнее. Хотя убежден, что без свободы граждан, демократии невозможно добиться долгосрочной стабильности. Мы добились мира и спокойствия на нашей земле и любой ценой должны сохранить это. Наша партия стояла у истоков мирного процесса и будет защищать этот мир всеми силами. Если мы убедимся в том, что выдвижение кандидата приведет к обострению внутриполитической ситуации и этим могут воспользоваться недоброжелатели Таджикистана, мы обязаны воздержаться. Я уверен, что каждый, кому дорог мир на нашей земле, поступит таким образом…

И наоборот, если выдвижение кандидата не будет отрицательно влиять на внутреннюю обстановку и, более того, будет способствовать укреплению демократии и плюрализма в стране, то мы будем выдвигать своего кандидата. Конечно, прежде всего мы будем учитывать мнение наших однопартийцев и сторонников, но намерены также учитывать мнение представителей других сегментов общества, политической и научной элиты страны. Мы понимаем, что в обоих случаях нам критики не избежать, но в этом и есть сила серьезной политической партии, что, принимая на себя удар, проводит политику в соответствие с общими, национальными интересами. Время покажет, кто был прав, а кто нет. Пока все принятые нами решения способствовали укреплению мира и стабильности, так будет и дальше. Именно таким образом мы понимаем интересы и приоритеты.

- По мнению некоторых экспертов, шансы нынешнего президента Эмомали Рахмона на предстоящих президентских выборах очень высоки. Согласны ли вы с такими выводами и прогнозами, если да, на что может рассчитывать ПИВТ, участвуя в выборах?

- Всегда действующий президент имеет преимущество перед оппонентами, даже в демократических государствах. Но дело в том, что и система выстроена таким образом, что она не терпит сильных оппонентов как внутри, так и извне. Все мы помним покойного Туркменбаши. Мог бы кто-нибудь победить его на выборах? Или же может кто-нибудь победить нынешнего президента Туркмении или следующего при такой системе? Конечно, нет!

…Дело не в личности Эмомали Рахмона. Он немало сделал для страны и для этого имел и волю, и полномочия. Кто бы ни был на его месте, при существующих сегодня условиях он имел бы преимущество. Эксперты исходят из реальностей нашей жизни, и ничего странного тут нет. Но это не означает, что не должно быть альтернативного кандидата. Народ должен иметь выбор, и только таким образом можно поднять уровень политической грамотности населения. Даже если альтернативный кандидат проиграет выборы, избиратель, то есть народ, выиграет в целом, поскольку у него была возможность выбора и в дальнейшем он сделает выводы.

У ПИВТ сегодня нет сильного аргумента, почему мы не должны участвовать в выборах, как в 2006 году. Аргументы могут быть для того, чтобы не выдвигать кандидата, но не для самоустранения от выборного процесса. Ведь с каждым выбором мы приобретаем больше опыта и больше электората. Разве этого мало?

«Настало время “перезагрузки” отношений с исламскими партиями»

- Считается, что после гражданской войны власть в Таджикистане была «утверждена» внешними силами, в частности Россией и Узбекистаном. Как вы считаете, остается ли ситуация и по сей день таковой, зависит ли Таджикистан от воли какой-то внешней силы при выборе главы государства или сегодня все зависит от выбора народа?

- Я думаю, что сегодня ситуация сильно изменилась и выбор главы государства больше зависит от того, как проголосует народ, и, что немаловажно, от того, сможет ли он защищать свой выбор.

Внешние факторы всегда играли роль и будут играть, но уже не в той степени, как это было в начале 90-х. Любая власть, которая придет с помощью внешних сил, лишена легитимности, и у нее будет постоянный комплекс неполноценности, как перед собственным народом, так и перед другими государствами. В конечном итоге существование такой власти обречено на провал. Поэтому очень важно, чтобы власть после выборов имела полную легитимность, как с точки зрения законодательства, демократичности выборов, так и в вопросе независимости от внешних игроков.

События начала 90-х годов и вмешательство внешних сил на долгие годы вперед определили поведение наших властей, что до сих пор дает о себе знать. И никто не хочет повторения этой истории.

- Недавно вы призвали Россию пересмотреть отношение к исламским партиям. Почему для вас это так важно?

- Для нас это очень важно, и не только для нас. Это важно и для самой России и всего региона. Я об этом говорил еще два года назад в самой России, выступая в Центре Карнеги, и еще до революций в арабском мире…

Исламский мир меняется, и отношение к нему должно меняться. Очень хорошо, что многие в Москве начинают понимать, что надо дружить прежде всего с народами в исламском мире, а не только с верхушкой, которая была в основном коррумпирована и не избрана народом. У России всегда было осторожное отношение к политическим партиям исламского толка. Исключением было только ХАМАС, и то после того, как ФАТХ переориентировалось на Запад.

Так сложилось, что Россия в течение более чем 200 лет на южном направлении получала сопротивление только от исламских сил или под исламскими лозунгами. Начиная от имама Шамиля на Кавказе и центральноазиатского сопротивления под названием басмачества до афганских и таджикских моджахедов. Эти непростые отношения повлияли и на поведение нескольких поколений российской и мусульманской элиты, и на общую политику, что отрицательно сказывалось на восприятии друг друга. Думаю, и Россия потеряла многое, и мусульмане. Настало время “перезагрузки” отношений с исламскими партиями и движениями, которые стали неотъемлемой частью своих обществ. У России больше потенциала, чем у любой другой страны в исламском мире, но старая идеологизированная элита своей однобокой политикой свела почти на нет этот потенциал.

Также некоторые исламские силы выбрали неправильную политику в отношении России, особенно по чеченскому вопросу. Сегодня Россия делает правильные шаги и начинает вести диалог со всеми потенциальными силами в исламском мире. Конференция в Марракеше, организованная Институтом востоковедения России и РИА «Новости» – на которой присутствовали почти все, как левые, так и правые, – тому свидетельство. И исламские партии должны показать готовность к такому сотрудничеству.

Новые отношения и взаимодоверие с Россией нужны и нам, мусульманам ЦА. Дело в том, что роль религии в регионе растет, как в общественной жизни, так и в частной. Все больше людей выбирают религиозный образ жизни, и российский милиционер не должен ассоциировать каждого бородатого азиата с теми же “басмачами”, террористами или недругами России. Я часто посещаю Россию и в целом доволен позитивными изменениями, которые происходят в этом направлении.

У нас много общих интересов. Например, взять рост религиозного радикализма в регионе в целом. Эта проблема касается и России, и в ее интересах, чтобы наши мигранты не оказались под влиянием радикальных групп. Никто не знает, что будет после 2014 года, когда войска НАТО выйдут из Афганистана, и насколько это повлияет на общую ситуацию в регионе. Думаю и Россия, и правительства государств ЦА, и все умеренные политические силы должны сотрудничать в этом направлении. Единственная альтернатива талибам и всем радикальным группам – это умеренные исламские взгляды и учения, которые исторически существовали в нашем регионе, а также укрепление демократических институтов и расширение свобод граждан, Россия многое может сделать в этом направлении.

«Кто-то должен сделать первый шаг»

- Некоторые эксперты считают, что многовекторная политика Таджикистана себя не оправдала. Как, по-вашему, это действительно так или мы не смогли ее построить? Как вы оцениваете сегодняшние отношения Таджикистана с другими странами? В частности, не сильно ли мы впали в зависимость от Китая и к чему могут привести многомиллионные долги перед этой страной?

- По сравнению с внутренней политикой внешнюю можно назвать более успешной, если не считать некоторых “победных шествий” вглубь своей территории. Многовекторная внешняя политика, объявленная в последние годы, в целом соответствует национальным интересам, и если мы имели некоторые ошибки во внешней политике, это не означает, что мы должны свернуть ее. Многовекторность не означает отсутствие приоритетов и стратегии во внешней политике. Несбалансированная “многовекторность” приводит не к появлению новых векторов и внешних партнеров, а к утрате старых и вызывает нерешительность у новых для более устойчивого и стратегического отношения. Что мы сейчас и наблюдаем.

Наше поведение должно быть прогнозируемым для зарубежных партнеров, иначе они не смогут построить долгосрочную и уверенную политику в отношении нас.

Что касается Китая, то он проводит очень взвешенную политику в отношении всех своих соседей и расширяет свое влияние в основном с помощью коммуникационных и инфраструктурных проектов, а также долгосрочных льготных кредитов.

Китай не вмешивается во внутреннюю политику других государств, что делает его очень удобным партнером, особенно для государств, которые имеют внутренние проблемы. Кроме того, нашим чиновникам просто удобно работать с китайцами, потому что они особо не интересуются, куда идут деньги и кто, каким образом распоряжается ими. Китайцы уверены в том, что в конечном итоге эти кредиты будут возвращаться в том или ином виде, поскольку соглашения заключены на уровне государства.

Я не согласен со многими, кто думает, что в Пекине, Москве или в других крупных столицах местные политики только и думают, как бы больше урезать наши территории или суверенитет. Да, они думают о нас, иногда, от случая к случаю. Но они берут ровно столько, сколько мы даем…

Позвольте мне подойти к этому вопросу с другой стороны. Наша независимость, суверенитет и территориальная целостность зависит не от Ташкента, Москвы, Вашингтона и т.д. Все зависит от нас – от Душанбе и от того, насколько каждый таджикистанец является независимым и свободным человеком и насколько наша власть зависит от воли этого свободного и независимого гражданина. Любая страна, даже самая маленькая, любой народ может заставить других уважать себя и свой суверенитет, если он достоин этого уважения. Мы еще не определили ту национальную “красную линию” – линию собственного достоинства, чести и независимости, которую никто не должен переходить, ни внешние правительства, ни собственное. Именно собственное правительство, прежде всего, не должно переходить эту линию, иначе откроет дорогу другим. Униженный гражданин не может противостоять унижению собственного народа, не может защищать родину. Проблема заключается в этом, а не в наших соседях или других странах.

- Как нам строить дальнейшие отношения с Узбекистаном – восстанавливать их или пытаться абстрагироваться от этой страны, как это происходит сейчас?

Почему мы не можем договариваться?

- Проблема не в таджиках и не в узбеках, даже не в Рогуне. Разве отношения были хорошими до начала строительства Рогуна? Не думаю. Проблема лежит в другой плоскости, она – в авторитарном мышлении лидеров нашего региона. Каждый из них хочет быть лидером, им недостаточно быть лидером своих народов, они хотят быть таковым во всем регионе. У кого-то этих амбиций больше, у кого-то меньше.

Что касается урегулирования нерешенных вопросов, Таджикистан делает достаточно для того, чтобы обе стороны вернулись к диалогу и в духе взаимопонимания решали проблемы. Президент Эмомали Рахмон в своем выступлении по случаю открытия нового здания МИД несколько раз выразил желание нашей стороны начать диалог с соседями по региональным проблемам. Также были приостановлены основные работы на Рогуне. Достаточно ли этого для начала диалога или нет, большой вопрос, но все понимают, что без диалога и взаимных уступок выйти из тупика невозможно. Кто-то должен сделать первый серьезный шаг, при этом сохраняя лицо “принципиального политика”. Почему-то никто серьезно не берется за посредничество между Узбекистаном и Таджикистаном, и кажется, что никто из международных организаций или держав не заинтересован в более тесных отношениях между двумя государствами. К сожалению, и там, и здесь гражданское общества не такое уж сильное и независимое, чтобы инициировать неформальную, народную дипломатию и открыть путь официальным переговорам, более того, заставить своих правителей сесть за стол переговоров.

В этом и заключается трагичность авторитарных режимов: сами не могут решать проблемы, и общество бессильно что-либо сделать.

«Зайд Саидов неудачно выбрал время»

- И, конечно, вопрос по ситуации вокруг Зайда Саидова. Как вы воспринимаете его появление на политической арене, с чем это может быть связано? Как, по-вашему, почему власти так его испугались? Мог ли он быть тем самым единым кандидатом?

- Во-первых, Зайд мой друг, и я горжусь этой дружбой. Я всегда знал его как честного, прямого и достойного человека. Очень прошу людей, которые связаны с его делом: прокуроров, следователей и вообще всех, от кого зависит его судьба, – быть с ним предельно корректными… С другой стороны, достойные люди всегда достойно относились даже к своим врагам, а он максимум соперник, вовсе не враг.

Что касается его инициативы о создании партии, он просто неудачно выбрал время, не более того. По своему характеру Зайд Саидов независимый, прямой и непреклонный человек, наверное, поэтому решил действовать самостоятельно, полагаясь только на закон и конституционные права. Конечно, он мог посоветоваться хотя бы с теми, кто имеет немного опыта партийной работы. Его случай показал, что в нашем обществе, действительно, любая инициатива наказуема. Такой реакции – более того, его ареста – никто не ожидал, и уверен, что многие уже понимают чрезмерность и поспешность этого решения. Думаю, еще не поздно и ситуацию можно исправить.

Арест Зайда Саидова ничего властям не даст, кроме усиления недоверия граждан и инвесторов, а его освобождение может служить хорошим сигналом обществу перед выборами, и самое главное, укрепится надежда, что власть еще не превратилась в репрессивную машину, наподобие 30-х годов.

Наше упрямство однажды привело нас к катастрофе, а гибкость спасла нацию. Уже понятно, что общество просто так не выдаст Зайда Саидова на расправу, и, защищая его, каждый защищает самого себя от безграничной власти чиновников. Дело не в Зайде, а в том, что, когда граждане чувствуют, что закон их не защищает, тут автоматически включаются другие механизмы – коллективной самозащиты в виде различных комитетов и групп в социальных сетях. И очень плохо, когда этот механизм “коллективной самозащиты” включается с целью защиты не от преступников или внешних угроз, а от бесчинства собственной власти, которая призвана защищать права и свободы граждан. Это меня беспокоит больше всего.

- Говорят, у вас есть общий бизнес с Зайдом Саидовым в сфере строительства и его арест может коснуться и вас…

- У нас был общий бизнес в Москве в начале 90-х, мы начинали с нуля, создавая совместную фирму. Он бизнесмен по рождению и очень тонко чувствует и предвидит рынок. Позже я поступил в Дипломатическую академию при МИДе РФ, и мы решили закрыть совместный бизнес, поскольку учеба не позволяла мне работать в полную силу.

В Душанбе он вернулся уже как состоятельный человек и не нуждался в партнерах. Если бы у меня был совместный бизнес с ним, я так же открыто и гордо заявил бы об этом, как о своей дружбе с ним. А дружба всегда значит больше, чем просто совместный бизнес.

Автор:

Подготовила Рамзия МИРЗОБЕКОВА

Каромат Шарипов гуфт:набояд як миллион шахрванди кишвар аз хаќќи доштани намояндаи ќонунии худ дар сохтори хукумат махрум бимонанд.

Пешниходи Каромат Шарипов

Оё дар ин шабу рўз таъини ноиби президент барои мухочирони кории точик зарур аст?

Рохбари Чунбиши мухочирони кории точик дар Русия Каромат Шарипов хостори таъини ноиби президенти Чумњурии Точикистон дар масоили мухочирон шудааст. Ў зимни сўхбат бо мо гуфт, ки набояд як миллион шахрванди кишвар аз хаќќи доштани намояндаи ќонунии худ дар сохтори хукумат махрум бимонанд. Ва ин хам дар холе, ки мухочирон нафаќат захираи иќтисодї, балки кафили амнияти миллии Точикистон хам хастанд.

Каромат Шарипов зимни сўхбат бо мо иброз намуд, ки бояд як ноиби президент масъули мухољирон, масъули халли тамоми мушкилоти марбут ба мухочирони кори, риояти хуќуќ ва таъмини шахрвандони точике бошад, ки дар хорич кор ё тахсил мекунанд: «Хар нафаре, ки дар мохи ноябр дар интихоботи президентии Чумхурии Точикистон пирўз мешавад, боз хам барои муддати тўлоние бо мушкили мухочирати шахрвандони точик рў ба рў боќи хохад монд ва бояд ба ин артиши бузург, ки суботи ичтимоиро дар Точикистон таъмин мекунанд, бо таъсиси чунин маќоми баланде арч гузорад».

Хамчунин, чаноби Шарипов афзуд, ки ин ноиби президент бояд хатман аз миёни онхое бошад, ки азоби мухочиратро ба чашми худ дидаанд ва ў бояд дар як анчумани муштараки созмонхову чамъиятхои точикони Русия интихоб шавад. Ба аќидаи Каромат Шарипов, бо таъсиси ин маќоми баланд мухочири тољик билохира сохиб меёбад.

Пешнињоди таъсиси маќоми ноиби президент дар масоили мухочират дар холе садо медихад, ки беш аз 1 миллион мухочири кории точик дар Русия ба як дастгохи фишори Маскав дар амри хостахояш ба Душанбе табдил ёфтаанд ва хар дафъае, ки миёни ин ду давлат нофахмие сар занад, маќомоти Русия зуд ин ќартаро аз остин берун мекашанд ва хар дафъа чамъе аз мухочирони кориро аз Русия берун мекунанд.

Бинобар хабархои охир, хисоби мухочирони ихрочшудаи точик аз Русия зиёда аз 42500 нафар аст. Коршиносон бар он назаранд, ки берун шудани хар мухочири кори аз Русия ба маънои аз манбаи таъмини рўзгори худ махрум шудани боз як хонавода дар Точикистон аст, зеро иќтисоди худи кишвар дар холи хозир тавони ба кору маоши шоиста таъмин кардани мухочиронро надорад.

Каромат Шарипов, рохбари Чунбиши мухочирони кории точик дар Русия ба саволи он, ки ба кадом хотир ба хулоса расидед, ки президент бояд дар самти мухочирати мехнати ноиби махсус дошта бошад, гуфт: «Пешниходамро дар программахои номзадхо ба интихоби президентии Чумхурии Точикистон дидан мехохам, чунки халли яке аз масъалахои аз бўрони иќтисоди баровардани ватани мо – ин хал намудани химои хуќуќи мухочирон аст, ки то имрўз пурра поймол шудааст. Танхо номзади оянда метавонад пурра ин корро кунад, дар холати тасаввурот доштан, ки 20 сол зиёд мухочир барои вай ва давлати худ хизмати ќахрамонона намуда истодааст. Мухочир низ хуќуќ дорад аќаллан пеш аз вафоташ чун дигар инсонхое, ки дахсолахо боз фарзонданашон сари худро аз кулбахои ќимматбахо берун намебароранд, зиндаги дар назди фарзандони худ дошта бошад».

Ба андешаи чаноби Шарипов, «дар оянда бо рохи дуруст хал намудани масъалаи мучочирон метавонад бехатарии давлату чамъиятро таъмин созад. Аз ин сабаб, ноиби махсус (вице-президент) барои мухочирон ва ахли оилаи онхо чун боду хаво зарур аст.

Онњо дар холати дастгирии яке аз номзадхо ба президенти чумхури метавонанд дар анчумани мухочирони точики Русия намоянда ва шахси худро пешниход намуда, миллати точикро пурра бо воситаи оинаи нилгун нишон диханд. На танхо мухочири корїи балки њар як оилаи мухочир хуќуќ дорад талаб намояд, ки шавњхр, падар ва ё хохари вай, ки солхои дароз аз онхо дарак нест, дар кучо аст».

Дар хамин хол, ў мегўяд, ки барои мухочир ва зиёд рохбарони чамъиятхои точикистони дар Русия ба забон гирифтани чунин хадамот – ин дашном додан нисбати якдигар аст: «То интихобот он ќадар ваќт намондааст. Хадамоти мухочират бо сардории С. Девонаев худро нишон диханд. Рохбари давлат пеш аз чунин вазифахоро пешниход намудан бояд дар «детектор» гузаронад, ки то кадом дарача ин вазирон ростќавлу поквичдон мебошанд».

Ин дархости рохбари Чунбиши мухочирони кории точик дар холе садо медихад, ки чанд соле ќабл раиси Хизби нахзати исломии Точикистон Мухиддин Кабири бо дарназардошти сахми мухочирон дар таъмини суботи ичтимої пешниход карда буд, то дар кишвар як вазорати алохидаи мухочирон ташкил карда шавад. Аммо хукумати кишвар дар соли 2011 бо боло бурдани маќоми Хадамоти мухочират ва аз Вазорати корхои дохилї баровардану мустаќиман ба тобеияти хукумат гузоштани ниход ба ин бахс нуќта гузошт.

Доир ба масъалаи боло чаноби Шарипов зимни сўхбат бо мо гуфт, ки ў танхо ояндаи мухочирро дар ситораи хамон шахсе мебинад, ки вай ноиби президент (вице-президент) бошад: «Хар як шахсе, ки дар Русия худро рохбар мепиндорад, аввалан Худо дар дилаш имон чойгир намояд. Аз дигар тараф, мо дида истодаем, ки имрўзхо хисси милли дар байни чавонон зиёд шуда истодааст, ки ин хам пешравии давлати мо мебошад. Ман мехостам ба имрўза радио ва телевизионхои Русия бахои баланд дихам, чунки онхо хамеша дар интизори мо хастанд ва номи точикро харчанд ба пасти мезананд, лекин бисёрихо моро дар сатхи давлатхои ИДМ хело эътироф мекунанд. Худо кунад, ки чавонони мухочири точик аъзои Шўрои чунбиши мухочири точик дар Русия шаванд ва дар шабакахои Точикистон таклиф шаванду барои донистани хаќиќати рўз сухан гўянд.

Бояд зикр намуд, ки хамасола беш аз 1 миллион ахолии ќобили кори Тољикистон барои таъмини рўзии хонаводахои худ ба хорич ва асосан ба Русия мераванд. Соли гузашта ин мардум ба Точикистон худуди 3,4 миллиард доллар пул фиристодаанд, ки баробари ќариб нисфи мачмўи махсулоти дохилии кишвар аст. Созмонхои байналмилали мегўянд, ки хеч кишвари дунё аз пули мухочиронаш ин ќадар вобаста нест,

МАЗХАБ ЧУМЪА, рузномаи-«ФАРАЖ»

Газета «аль-Хаят» опубликовал статью о Таджикистане и книге «Декоративно-прикладное искусство таджиков сквозь века».

3 июня арабская газета «аль-Хаят», издающаяся одновременно в Лондоне, Бейруте и трёх городах Саудовской Аравии опубликовала большую статью о таджиках, Таджикистане и книге «Декоративно-прикладное искусство таджиков сквозь века».

В статье, говорится об истории таджиков, арабо-мусульманской культуре, таких выдающихся деятелях как автор «Сахиха» имам аль-Бухари, богослов и комментатор Священного Корана Абу Лайс Самарканди, богослов Абу Мансур Матриди, ученые-энциклопедисты Абу Райхон Беруни и Абу Али ибн Сино, основатель системы средневековых университетов, выдающийся политик ходжа Низомулмулк, автор «Воскрешения религиозных наук».

В издании рассказывается о первых годах независимости Таджикистана. «Возвращение к мирной жизни, хотя и является заслугой лидеров двух сторон, но прежде всего это личная заслуга Президента Эмомали Рахмона, которому удалось отвернуть страну от катастрофы и разделить участь многих стран, разрушившихся вследствие гражданских войн. Именно он, несмотря на сильное сопротивление, даже в среде своих сторонников, ради мира настоял на внесение изменений в Конституцию, предусматривающих легитимность создания и деятельности политической партии на религиозной основе. И это в стране, только что вышедшей из социализма».

Об этом НИАТ «Ховар» сообщили в Посольстве Таджикистана в Саудовской Аравии.

“АП”: Кина не будет? У Таджикистана, Ирана и Афганистана слишком много различий

Идея, способная объединить народы трех стран, скорее всего, так и останется на бумаге. Иран намерен вернуть оборудование, поставленное для персоязычного телевидения…

ОБОРУДОВАНИЕ стоимостью 2 млн евро для персоязычного телеканала в Таджикистане, поступившее из Ирана, уже более семи месяцев находится на складах таможенного терминала Душанбе, поскольку иранская сторона не имеет документов, подтверждающих, что оборудование не должно облагаться таможенными пошлинами. Таможенная служба Таджикистана требует от поставщика внести пошлину в размере $400 тыс.

Как сообщили “АП” в диппредставительстве Ирана в Таджикистане, в МИД РТ им обещали решить положительно данный вопрос. “Но решение затягивается. В случае если нам будет отказано, и нас обяжут уплатить таможенные сборы, все оборудование будет возвращено обратно в Иран. Оно нам и так дорого обошлось, и у нас нет свободных финансов, чтобы оплачивать таможенные пошлины”, – отметил источник в диппредставительстве.

В МИД сообщили, что они обратились с письмом в правительство Таджикистана с просьбой освободить от таможенных пошлин оборудование. Но поскольку, по словам источника, этот вопрос не был закреплен юридически, то нигде не говорится, что оборудование для телеканала должно быть освобождено от таможенных сборов. “Тем не менее, мы обратились в правительство с надеждой на положительное решение данного вопроса”, – отметил источник.

Оборудование для персоязычного телеканала Таджикистана, Ирана и Афганистана представляет собой новейшее телеоборудование, купленное в Германии в прошлом году. По словам источника в иранском диппредставительстве, ранее в Таджикистан уже была поставлена часть оборудования для телеканала, но тогда ни о каких таможенных сборах речи не шло.

Начальник пресс-центра Таможенной службы Абдурахим Умариен сообщил “АП”, что согласно статье 321 Таможенного кодекса (”Перемещение товаров дипломатическими представительствами иностранных государств”) диппредставительства иностранных государств, работающие в Таджикистане, могут ввозить на таможенную территорию Таджикистана и вывозить с этой территории предназначенные для официального пользования представительств товары с освобождением от уплаты таможенных пошлин, налогов и без применения к товарам запретов и ограничений экономического характера, установленных в соответствии с нормативными правовыми актами РТ.

По словам Умариена, это означает, что если оборудование предназначено непосредственно для посольства Ирана и будет использоваться иранским диппредставительством, оно будет освобождено от уплаты таможенных пошлин, однако если оно не будет использоваться посольством, то оплата таможенных пошлин обязательна, независимо от суммы.

Непреодолимые разногласия?

ИСТОРИЯ с созданием единого персоязычного телеканала длится уже 7 лет. Об этом решении было заявлено еще в июле 2006 года президентами Таджикистана и Ирана. В марте 2008-го об этом договорились главы внешнеполитических ведомств трех стран. Также было принято решение о том, что центральная студия будет расположена в Душанбе.

Потом три года о телевидении не говорилось ни слова, о нем вроде как забыли. Потом, в январе 2011 года, Душанбе заявил, что запуск персоязычного телевидения откладывается в связи с отсутствием необходимого для вещания оборудования. Но уже в сентябре того же года МИД Таджикистана сообщил, что в настоящее время только решается вопрос о создании правовой базы по открытию телеканала. Это заявление последовало в ответ на жалобу посольства Ирана, которое заявило, что обещанное оборудование они доставили, однако оно застряло в аэропорту Душанбе, так как Таможенная служба настаивает на уплате пошлин.

Воз и ныне там. Однако, по мнению наблюдателей, на самом деле это не та проблема, из-за которой вот уже много лет не может решиться вопрос создания канала. Есть другие, более серьезные разногласия, и пока они не будут разрешены, не будут устранены и искусственные препоны.

Начнем с того, что в открытии персоязычного телеканала Таджикистан и Иран не учли требований Афганистана. Афганская сторона настаивает на том, чтобы телеканал, помимо фарси, дари и таджикского языка, вещал и на языке пушту, на котором говорит большинство жителей Афганистана. Иранская сторона с такой трактовкой не согласна. “Афганцы ссылаются на то, что их страна многонациональная. В Иране говорят примерно на 10 языках, но ведь у нас изначально шла речь о персидском вещании, этого мы и должны придерживаться”, – заявлял год назад посол Ирана в Таджикистане Али Асгар Шердуст.

Да и по религиозным вопросам есть различия. В Таджикистане придерживаются ханифитской школы суннизма, в Иране же – шиизм. “Технические проблемы легко решаемы, чего не скажешь об идеологических расхождениях. Этот канал может перенести светские идеи из Таджикистана в Иран и Афганистан, и наоборот – исламскую мысль сюда”, – комментировал “Немецкой волне” этот вопрос замдиректора Центра стратегических исследований Сайфулло Сафаров.

Как оказалось, Афганистан не устраивает и термин “персоязычный” в названии телеканала. Кроме того, стороны не могут договориться по таким нюансам, как программы передач и внешний вид телеведущих. Иран и Афганистан являются исламскими государствами, а Таджикистан – светским. На телеканалах Ирана и Афганистана запрещены выступления женщин без хиджаба. Будет ли разрешена эта ситуация? Вряд ли. В марте 2012 года лидеры Ирана и Афганистана покинули праздничный концерт в Душанбе, когда на сцене появились девушки без сатра…

Такие разные…

У ПЕРСОЯЗЫЧНОГО канала есть как сторонники, так и критики. Кто-то считает, что Афганистан и Иран – это самые близкие нам по мировоззрению и языку соседи. Другие отмечают отсутствие у персоязычных стран общих ценностей и единодушия в политических взглядах.

Может, потому и не ладится дело, что различий между нами на самом деле много больше, чем точек соприкосновения?

Что нас объединяет? Прежде всего, этническая общность. Согласно истории, эта земля в древности называлась Великим Ираном, или Эранвичем. О народах Ирана, Афганистана и Таджикистана говорят как о братьях по крови. У нас во многом общая история, литература, язык. Исповедуется одна религия – ислам. В Иране в основном шиизм, а в Афганистане и Таджикистане – суннизм. Но шиитский и суннитский факторы существуют во всех трех странах – суннитский Мешхед в Иране, шиитские афганский Бамиан и два Бадахшана – в Афганистане и Таджикистане.

Но у нас есть большие различия в культурном и религиозном плане. В Иране, после длительной “вестернизации”, перешли к исламскому государству. Таджикистан, после краха социализма, строит светское общество. Афганистан из шахского и феодального правления окунулся в конфликты, из которых до сих пор не может выбраться.

Нельзя однозначно сказать, что персидский язык – это то, что нас объединяет. В Афганистане в последнее время пуштуны настаивали на том, чтобы единственным государственным языком был пушту. Это притом что язык дари – таджикский испокон веков был не только государственным, но и общенародным для всех этносов, населяющих Афганистан: пуштунов, таджиков, хазарейцев, узбеков, белуджей, туркмен и др.

И еще один вопрос. Иран и Афганистан являются исламскими государствами, в то время как Таджикистан ориентируется на светские, западные ценности. Он является членом СНГ, ОБСЕ, ЕвраАзЭС, ШОС, ЦАС, где не состоят ни Иран, ни Афганистан. Эти три страны объединены только в Организации Исламской конференции.

В политическом плане исламским режимам Ирана и Афганистана противоборствуют светские элементы. В Таджикистане светскому государству создают оппозицию исламские элементы…

Все эти моменты, по мнению экспертов, стоят серьезным препятствием на пути создания персоязычного канала. Единственное, что может как-то сплотить их (и только две страны) – это язык. “Но я не вижу общей идеи, разве что только с утра до вечера читать Фирдоуси и Хафиза. Но ведь кроме литературных передач должны быть и другие программы”, – сказал в интервью “Немецкой волне” профессор кафедры Центральной Азии Берлинского университета им. Гумбольдта Луц Жехак.

30 мая 2013

Источник – Asia-Plus

Постоянный адрес статьи – http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1370293560

Власть или религия

Что является первичным? Религия или власть? Пожалуй, этот вопрос следует задать представителям религиозных организаций, всячески пытающихся попасть во властные структуры. Как показывает мировая практика, симбиоз религии и власти в равных пропорциях невозможен. В любом случае интересы одних подавляют интересы других.

На сегодняшний день основным представителем исламского мира на политической арене нашей страны является Партия исламского возрождения. Совсем недавно она справляла свое «сорокалетие». В этом торжестве участвовало более 2 тысяч людей. Среди почетных гостей можно было увидеть дипломатов из разных стран, представителей различных государств и других видных деятелей нашей страны.

ПИВТ, как и любая другая политическая партия, не упустила прекрасной возможности устроить из этого небольшого праздника огромное шоу. Ответственные лица партии действовали по давно уже известной схеме. В процессе подготовки начали превращать появляющиеся проблемы в прямо направленное давление со стороны властей. Естественно все местные СМИ начали использовать эту «утку» для оформления заглавных статей и никто ни разу не заикнулся о том, что проблемы с местом проведения торжества, вопросы выдачи виз и многие другие события могли быть простым стечением обстоятельств. И даже когда официальный МИД заявил о том, что проблема с выдачей виз есть только в Душанбе, а наши диппредставительства работают в штатном режиме, ситуация с обвинениями в адрес государства ни чуть не изменилась. И вообще образ «угнетенных политиков» в нашей стране очень высоко котируется, так как наш народ по своей природе очень добрый и миролюбивый.

ПИВТ в своей деятельности очень часто занимается благотворительностью, затрагивает больные для населения страны вопросы. Ходит в детские дома, в больницы, встречается с женщинами и стариками. Соответственно подобным способом привлекает к себе все большее и большее число граждан. Руководство партии делает щедрые презенты представителям науки, ведет активную работу с молодежью. Но что скрывается за всеми этим благородными поступками? Если взять калькулятор и произвести не хитрые подсчеты, то можно понять, что средства вырученные из членских взносов не могут покрыть затраты партии. Возникает вопрос- откуда берутся деньги? Вопрос с потоком финансов щекотлив для любой партии, но есть предпосылки, дающие понять, что тут не обходиться без участия некой третьей стороны. Иначе как можно объяснить регулярные визиты М. Кабири и его сподвижников в другие страны? Поездки в Российскую Федерацию можно отнести к части пиар компании по сбору голосов, так как там находится большое количество наших граждан. И учитывая их психологическое состояние, к ним легче всего найти подход. Также эта группа граждан отделена от нашей страны и со временем теряет свое чувство патриотизма, тем самым становясь легкой добычей для политиков. Достаточно использовать хорошо подготовленную речь, поднимающий дух мигрантов, поговорит о родине и пообещать им золотые горы после выборов, и все. Но как быть с регулярными поездками в Иран, Турцию, Египет, США и другие страны? С точки зрения распространения идей и устоев партии это является нецелесообразным. Электорат там как таковой отсутствует. Остается единственное разумное объяснение – финансы. Возможно эти страны и поддерживают ПИВТ.

Если вышесказанное принять как истинно верное высказывание, то нужно также и сказать про оплату, ибо каждый знает, где находится бесплатный сыр. Как может ПИВТ говорить о независимом правительстве, будучи сам зависим от своих спонсоров? Ведь в один прекрасный день придется за все отплатить. Поэтому не стоит торопиться с мнением о том, что с приходом во власть партии исламского возрождения в нашей стране все проблемы исчезнут.

Вопросы финансирования политических партий извне является вполне прижившимся процессом и им сегодня никого не удивить. Но есть у этой партии своя отличительная черта. Если гипотетически представить ее победителем в нынешних выборах, то, что нас будет ждать в будущем? Государство с исламской формой правления? Многие люди считают эффективной, но следует сделать оговорку. Исламская форма правления действует лишь в тех странах, где есть огромные запасы нефти и газа. В странах, где ВВП на душу населения зависит от того сколько нефти было выкачено иностранными компаниями. Но в нашей стране подобный политический режим и форма правления не смогут прижиться. Скорее всего, нас будет ожидать такая же картина как в Афганистане и Пакистане. Отсутствие специалистов и сырья рано или поздно погрузят нас в 19-ый век и ПИВТ на вряд ли будет в силах что-то изменить. В тот же момент обострится ситуация с мигрантами, так как при светском государстве РФ видит в лице наших мигрантов террористов и экстремистов. По приходу во власть исламистов эта ситуация еще больше усугубится, что в дальнейшем приведет к дестабилизации обстановки в стране. Также стоит с опаской смотреть на частые визиты Кабири в Иран. За последние годы широко пропагандируется образ жизни этой страны. В частности можно заметить увеличение количества лиц, исповедующих шиизм. Нужно с опаской относиться к этому, так как в дальнейшем эти межконфессиональные различия могут быть использованы для ухудшения обстановки в стране.

На сегодняшний день наша страна расколота на две большие социальные группы. С одной страны молодежь примыкает к западной культуре, с другой стороны возрастает количество радикально настроенных мусульман. Что есть хорошо и что плохо вещь субъективная, но одно можно утверждать с уверенностью. Пока Республика Таджикистан существует как светское государство у обеих групп есть возможность выбора, но по приходу к власти духовенства этот выбор естественным образом исчезнет.

Комил Сабуров

 

 
10 queries. 0.632 seconds.