Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 

Исламизация Таджикистана – вопрос времени

Все большую популярность среди населения Таджикистана приобретает партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Численность партии перевалила за 42 тысячи человек. Ежемесячно ряды новобранцев ПИВТ пополняют до 150 человек. Стоит также отметить, что популярность партии растет на фоне того, что в последнее время политические партии оппозиционного толка подвергались проверкам со стороны прокуратуры и налоговых органов. Особый интерес у контролирующих органов вызвала ПИВТ.

О том, что власти начали охоту на «ведьм» подтверждается, попавшими в прессу документами с закрытого заседания правительства, на котором президент Э.Рахмон дал распоряжение нейтрализовать ПИВТ. Как сообщает ВВС, их подлинность власти не опровергли, но и не подтвердили. Чем же объясняется рост популярности оппозиционных сил и в первую очередь исламистов. По мнению большинства местных политологов, сила таджикской оппозиции состоит не в идеологии и пропаганде, а в ухудшающемся социально-экономическом положении населения и вытекающем отсюда росте общественного недовольства. «Самое опасное сегодня для властей – кризис доверия, ибо в последнее время все трудности в народе объясняются коррупцией. Между тем кризис доверия к власти всегда сопровождается ростом социальной базы оппозиции, и часто идеология здесь не имеет никакого значения, так как голосуют в этом случае просто за альтернативу», – отмечает эксперт П.Муллоджанов.

С ним трудно не согласится. Лепешки и чай – то немногое, что сегодня могут предложить гостям в таджикском селе. Уровень жизни населения продолжает неуклонно падать. По данным МВФ, 63 процента граждан Таджикистана живут за чертой бедности, располагая доходом менее чем 2 долл. в день. При этом цены на товары народного потребления и электричество стремительно растут. Увеличилось количество безработных, половина трудоспособного населения выехала в поисках заработка за рубеж и вряд ли собирается возвращаться – в прошлом году трудовые мигранты перевели в Таджикистан более 3 млрд. долл. Но эти поступления ситуацию не спасают. Недавно Всемирный банк и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) опубликовали шокирующий отчет, из которого следует, что ежегодно в Таджикистане от недоедания умирают более 7,5 тыс. детей младше пяти лет. Такое положение не способствует повышению авторитета власти.

Зато оно стало благоприятной средой для исламизации таджикского общества. Эксперты и политологи порой выражаются замысловато, мол, ПИВТ в настоящее время является буфером между властью и населением. Реальная действительность куда более откровенна. Сейчас в Таджикистане бедствующее населения, а это примерно около 70 процентов таджикистанцев для решения различных социальных и иных проблем все чаще идут к муллам. Например, при решении проблем со здоровьем, люди, ограниченные в финансовых средствах, идут к мулле. Это связано с тем, что система здравоохранения в Таджикистане де-факто платная, подавляющему большинству населения она не по карману. В таджикском обществе сегодня все больше распространения получает заключение мусульманского брака (никах). На основе этого также развивается запрещенное законом многоженство.

При этом увеличивается количество посещающих пятничные молитвы. Как отмечают эксперты, не исключено, что в скором времени потребуется сделать этот день, то есть пятницу, официально как в других исламских государствах выходным днем. Население для обсуждения общественных, социально-политических тем идет в мечеть. Именно в мечети обсуждаются все темы, которые имеют какое-то значение для различных социальных групп: начиная от межличностных отношений и заканчивая глобальными темами международной политики и экономики. Сегодня в Таджикистане именно муллы дают ответ на все социально-значимые вопросы своих посетителей, и именно в мечетях формируется общественное мнение населения.

Вот, например, типичные высказывания мулл по поводу бедности в таджикском обществе: «Почему большинство таджиков живет в бедности, и почему у них столько жизненных трудностей, да потому, что Аллах отвернулся от них, они (таджики) позабыли Аллаха, и поэтому бедность, другие проблемы – это наказание за их безбожие. Вы просите, чтобы Аллах помог Вам. А что вы сделали для Аллаха, как вы проявили вашу любовь к нему, и как вы доказали, что вы заслуживаете его любви? Начните молиться, покажите и докажите свою любовь Аллаху. Полюбите его, и тогда он полюбит Вас. Станьте истинными мусульманами, тогда Аллах поможет Вам, и тогда он Вас не оставит».

Так что пока светская власть не даст обществу ясные, а главное правдивые ответы на простые вопросы типа, почему молодежь в основном безработная и почему у нее нет никаких перспектив для самореализации, почему большинство население живет бедно, почему в стране повальная коррупция, процесс исламизации будет только набирать силу.

Сергей Захаров

Бо қарори Суди ноҳияи Ваҳдат таърихи 03.05.12 масҷиди мо маъруф ба номи масҷиди Муҳаммадия ба таври умумӣ аз адои намозҳои ҷумъа ва намози идайн баста гардид

Масчид. Эълон

“و من أظلم ممن منع مساجد الله أن يذكر فيها اسمه وسعي في خرابها”

“Ва кист золимтар аз он шахсе, ки манъ мекунад масҷидҳои Худоро аз ин, ки дар он масоҷид зикри Худо (яъне намозу дуо ва амри ба маъруф ва наҳй аз мункар) баргузор нагардад ва саъю кушиш дар харобию ноободоии масҷид мекунад”

Ба диққати ҳамаи истифодабарандагони ин сомонаи исломӣ мерасонем, ки бо қарори Суди ноҳияи Ваҳдат таърихи 03.05.12 масҷиди мо маъруф ба номи масҷиди Муҳаммадия ба таври умумӣ аз адои намозҳои ҷумъа ва намози идайн баста гардид. Хулоса он чиро, ки душманони даъвати исломӣ думбол мекарданд ва мақсудашон аз пушти ин фитнаҳо низ ҳамин буд, амалӣ гашт. Хеле ҷои таассуфу дарду оҳ аст, ки дигар муштоқони даъвату дустдорони амри маъруфи воқеии исломӣ аз ин махзани ғизои маънавӣ маҳрум монданд.

Ҷои таассуфи зиёдаш дар ин аст, ки ин хонаи Худо маҳз ба кушишу “ҷонбозиҳо” и иддае аз руҳониёни дар либоси аҳли илму тақво ба ин руз расид. Мо аз Кумитаи дин ва он идораҳое, ки барои бастани ин масҷид кушидаанд, гиламанд нестем. Зеро гуфтору рафтори онҳо як аст. Аммо дареғ, ки дар баста шудани хонаи Худо ашхоси руҳонии амсоли раиси Шурои уламо Мукаррам, Эшони Абдулбасир писари ҳазрати Эшони Абдурраҳмонҷон (р) ва мулло Маъруф низ “фидокорӣ”ҳо намуданд.

Аз Анас Разияллоҳу анҳу ривоят аст, ки паёмбари Худо алайҳиссалом фармуданд ; Ҳамоно аз ҷумлаи мардумон касоне ҳастанд, ки дарвозаҳои ба суи хайр ва мониаҳо барои шар ва бадиҳо ҳастанд. Ва ин чунин аз ҷумлаи мардум касоне ҳастанд, ки дарвозаҳое ба суи шар ва фитна ҳастанд ва мониаҳое барои хайр ва хубихо ҳастанд. Пас хушо ба ҳоли он нафаре, ки Худованд дарвозаҳои хайрро ба дасти У гузошта аст. Ва вой баҳоли он нафаре, ки Худованд дарҳои шар ва фитнаро ба дасти У ниҳода аст. Ривояти ибни моҷа м.1 с.442

Мо ҳама аз они Худо ҳастем ва ба суи У бозгашт дорем. Воқеан ин мусибати бузург аст, ки ба дунболи мусибатҳои дигари аз минбари амри маъруф дур кардани руҳониёни бузург амсоли ҳоҷӣ Мирзо, мулло Абдураҳим ва дигар абармардони бонуфузу ҳақгу ба вуқуъ пайвастааст.

Дар ҳар сурат мо масъулони ин сомона ба ҳамаи дустдорони ислом мерасонем, ки устодони муҳтарам Эшони Нуриддинҷон, Ҳоҷӣ Акбар ва мавлавӣ Маҳмудҷон ҳаргиз иртиботашонро бо шумо канда намекунанд. Иншоаллоҳ аз тариқи ин сомона ҳамеша онҳо бо шумо дар иртибот хоҳанд буд. Зеро ин бузургон маҳз барои даъвати исломӣ таваллуд шудаанд.

Дар охир аз ҳамаи шумо азизон илтиҷои онро дорем, ки дуои хайри худро дар ҳаққи ин бузургон дареғ надоред ва дар заҳри ғайб барояшон тансиҳатию истодагарӣ дар роҳи даъвати исломӣ таманно намоед.

Бо эҳтиром маъмурияти сомона..::

WWW.TURAJON.COM – Сомонаи нахустини оли Турачон ба шумор меравад.

Чаплин: в России есть только три реальных «партии» – православных, мусульман и неверующих», и именно они будут определять будущее российской политики.

Современные политические партии слабо отражают интересы россиян, считает глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

«При всем уважении к политическим партиям, парламентским и непарламентским, старым и только рождающимся, при всем удовлетворении от диалога и сотрудничества с ними, при всем понимании того, что они сейчас обращают свои взоры к христианским ценностям, я все-таки считаю, что их корреляция с группами, объединенными реальными общественными настроениями и интересами, все более относительна», – говорится в статье Чаплина, опубликованной на сайте «Интерфакс-Религия».

По его мнению, «у нас есть только три реальных «партии» – православных, мусульман и неверующих», и именно они будут определять будущее российской политики.

«У первых двух – немало активных членов и во многом общие нравственные и социальные ценности. У третьей – много денег, шоу-бизнес, возрастная часть бюрократической, экспертной и медийной элиты, некоторое количество зависимой от этих элит молодежи», – пишет глава синодального отдела.

Все три «партии», по его прогнозу, будут вести борьбу не только за десятки миллионов пока «не определившихся» граждан, но и за общественное устройство, «при этом предлагая не совпадающие друг с другом модели устройства семьи, локального социума, закона, общества, государства».

«Впрочем, ни одна из них не уничтожит и не вытеснит из страны другие. И значит, нам нужно вместе гармонизировать наши ценности и социальные модели, в том числе думая о том, как сделать правовое и общественное устройство максимально приемлемыми для каждой из трех «партий». И значит – есть возможность систематизировать дискуссию и провести разумные реформы, которые всегда лучше, чем противостояние и вражда», – считает он.

vz

Источник: vz.ru

Проблемы образования – беды будущего

В жизни каждого человека школа играет особую роль. Именно в школе ребенок, обучаясь грамоте и набираясь ума-разума, становится эрудированным, инициативным и активным, рассудительным, одним словом – человеком, фундаментом будущего страны. И всего этого можно добиться только при хороших условиях работы средних школ и поддержке опытных учителей–наставников, нормальном развитии людей и общества.

Но если все по-другому, как в школах Таджикистана – плачевные условия: нет электричества, тепла, не хватает учебных принадлежностей, парт и стульев, где зарплаты учителей мизерные – то вряд ли получится что-то путное. Рассмотрим хотя бы укомплектованность школ наставниками.

Несмотря на то, что местные отделы образования предоставляют в Министерство образования сфальсифицированные данные о том, что в стране практически решен вопрос с дефицитом преподавательских кадров, по свидетельству экспертов на самом деле ситуация выглядит плачевно. Так, по имеющимся данным, к началу 2011 года дефицит учителей в Таджикистане составляла более 30%. В частности в Хатлоне – 35%, а в районах республиканского подчинения более половина мест вакантны. Причем в основном не хватает педагогов по русскому и английскому языкам, а также по естественным и точным дисциплинам (!). Примечательно и то, что Министерство образования само признает, что в регионах пытаются скрыть реальную ситуацию. Вместо профессиональных учителей, педагогической работой заняты люди других специальностей.

В этом учебном году на рабочие места не явились 910 молодых учителей, закончивших в прошлом году педагогические ВУЗы Таджикистана.

Нехватка школ превращает Таджикистан в отсталую африканскую страну. Даже в построенных школах некому преподавать, молодежь не хочет, а кто работал уходить из сферы в поисках лучшей доли. Кто ответит за утечку педагогических кадров?

Проблема с нехваткой учителей в общеобразовательных школах республики решена только на бумаге. Смешно то, что многие бывшие учителя, даже директора, которые числятся в школах, на самом деле выехали на заработки в Россию.

Министерство образования должно всё начать с нуля – с набора студентов в педагогические ВУЗы. Главная проблема в том, что абитуриенты поступают в ВУЗы только для получения диплома. Кто

сказал, что все желающие должны поступить? Кто сказал, что все имеют право получить высшее образование? Зачем?

Выходом может стать отказ от погони за количеством абитуриентов, снижение их количества за счёт реальных, честных (если это возможно) вступительных экзаменов. Правительству нужно резко увеличить расходы на образование, и ещё хотя бы в 2 раза поднять зарплату учителям. Тогда будет и качество, и количество. Решить проблему нехватки учебных принадлежностей и оборудования! Со стен школ начинается прочный фундамент социального общественного строя Таджикистана. Разумеется, без прочного фундамента никогда не будет прочной надстройки…

Сухроб Мамазаиров

Выйти на московскую ячейку “Хизб-ут-Тахрир” сотрудникам УФСБ по Москве и Московской области удалось осенью 2010 года.

Вступил в законную силу приговор Останкинского суда в отношении граждан Таджикистана Акбарджона Отабоева и Алишера Отаджонзаде. ФСБ РФ подозревала, что они, являясь членами международной террористической организации “Хизб-ут-Тахрир”, готовили теракт на железной дороге в Москве. Однако приезжих признали виновными только в незаконном хранении бомбы. Лидер столичной ячейки “Хизб-ут-Тахрир” Акмал Гафуров, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, заключил сделку со следствием.

Выйти на московскую ячейку “Хизб-ут-Тахрир” сотрудникам УФСБ по Москве и Московской области удалось осенью 2010 года. Тогда в Калужской области было задержано несколько членов этой организации, которые сообщили, что в столице действует отделение “Хизб-ут-Тахрир”, его лидеры проводят собрания и вербуют новых членов.

Оперативники стали искать места, где проходят подобные мероприятия, и заинтересовались одним из нежилых помещений в районе проспекта Мира, которое гастарбайтеры из Таджикистана оборудовали под свое общежитие. Операция УФСБ по Москве и Московской области проходила в два этапа. Первый из них был проведен 20 октября 2010 года. В этот день контрразведчики при поддержке спецназа ворвались в общежитие и задержали десять человек, в том числе Акбарджона Отабоева, Акмала Гафурова и Алишера Отаджонзаде. При обыске помещений были обнаружены листовки “Хизб-ут-Тахрир”, другая агитационная и религиозная литература, а также самодельное взрывное устройство с тротилом, инструкция по его применению и подробные фотографии объектов транспортной инфраструктуры Москвы.

Гастарбайтеров вначале задержали (как обычных нелегалов), после чего все они были допрошены. Гражданин Таджикистана Акбарджон Отабоев дал контрразведчикам показания (позже он от них отказался), в которых рассказал о деятельности ячейки. Согласно его данным, лидерами московского отделения “Хизб-ут-Тахрир” является Акмал Гафуров. Именно он и проводили собрания действующих членов “Хизб-ут-Тахрир” в столице, а также вербовали новых, которых искали среди гастарбайтеров из Таджикистана.

В какой-то момент Гафуров привез в общежитие в бауле бомбу, сообщив, что она должна быть использована для проведения теракта в Москве. Целью взрыва лидеры ячейки назвали месть за аресты участников “Хизб-ут-Тахрир” в России. Гафуров хотел заложить бомбу под один из железнодорожных мостов в Москве, для чего отправил Отабоева провести подробную съемку самого моста и прилегающих окрестностей. Именно эти фотографии и обнаружили контрразведчики во время обыска. Экспертиза подтвердила показания гражданина Таджикистана – смывы с пальцев Гафурова показали наличие следов взрывчатых веществ, в том числе тротила.

В результате Следственный отдел УФСБ по Москве и Московской области возбудил уголовное дело, в рамках которого Гафурову, Отаджонзаде и Отабоеву были предъявлены обвинения по ст. 222 УК РФ (незаконное хранение взрывчатых веществ). В ходе расследования свидетели (их мена в материалах дела были засекречены) подтвердили, что Гафуров является одним из лидеров столичной ячейки “Хизб-ут-Тахрир”. В результате в 2011 году он заключил сделку со следствием, в рамках которой дал подробную информацию о деятельности этой террористической организации в столице и ее членах. Некоторых их них задерживают до сих пор. Материалы в отношении Гафурова и подготовки им взрыва были выделены в отдельное производство, УФСБ продолжает расследование.

Отабоев и Отаджонзаде признали свою вину только в незаконном хранении бомбы. Молодые люди честно рассказали контрразведчиками, что видели, как Гафуров принес взрывное устройство, знали, что оно находится в общежитии. Также они попросили, чтобы их дело рассматривалось в особом порядке – без судебного следствия. Останкинский суд Москвы назначил Отабоеву и Отаджонзаде минимальное наказание – два с половиной года лишения свободы. Недавно этот приговор вступил в законную силу. Уже в ноябре 2012 года они выйдут на свободу.

“В 2003 году Верховный суд РФ признал “Хизб-ут-Тахрир” террористические организацией, – рассказала “Росбалту” председатель общественной организации “Гражданское содействие”, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Светлана Ганнушкина.- Мне глубоко несимпатична идеология “Хизб-ут-Тахрир”, как и всякая другая тоталитарная идеология, но все же это организация не террористическая. ФСБ РФ стремилась доказать обратное, для чего и было нужно это дело. Фактически оно развалилось благодаря усилиям адвокатов “Гражданского содействия”. Изначально были задержаны 40 человек, а обвинения предъявили только троим. Да и то – при сомнительных обстоятельствах. Гафуров и Отаджонзаде являются братьями, как-то в СИЗО на свидание приехал их дядя, который и принял решение: Акмал (как старший брат) должен взять всю основную вину на себя. В результате Гафуров один за все и отвечает”.

Александр Шварев

Источник – rosbalt.ru

Таджикистан: между светской властью и халифатом

Давно тлеющий конфликт между религиозными деятелями и светской властью  республики , обострившийся в последнее время, грозит взорвать таджикский режим изнутри. Особую опасность раскола несут попытки наезда властей на самого авторитетного религиозного деятеля нашей страны Туражонзода.

Так, многие священнослужители выражают серьезное недовольство действиями Совета улемов Таджикистана, предпринимаемыми против семьи бывшего казикалана Таджикистана Х.А.Туражонзода. Например, в марте во время проведения пятничной молитвы в центральной мечети «Нури Иймон» Аштского района Согдийской области религиозный авторитет Абдураим Дусматов (он же Мулло Абдураим) отказался озвучивать текст, разосланный Советом улемов. В этом послании осуждаются действия членов семьи Туражонзода, которые в декабре 2011 года в мечети «Мухаммадия» Вахдатского района провели шиитский религиозный обряд Ошуро.

Местные власти не оставили без внимания непослушание строптивого деятеля и вызвали в районный хукумат для дачи объяснений. Тот аргументировал свою позицию, отличную от подконтрольного правительству Совета улемов, тем, что Туражонзода является его (то есть Дусматова) наставником и крупным религиозным деятелем страны, при этом не преследует цель по внесению раскола в рядах мусульман Таджикистана, что ему вменяется в вину властями.

Также А.Дусматов выразил надежду, что таджикские власти предпримут меры по положительному разрешению конфликтной ситуации между муфтиятом республики и членами семьи Туражонзода.

На днях Мулло Абдураим выехал в Россию. Там он намерен посетить ряд крупных городов и встретиться с состоятельными представителями таджикской диаспоры для сбора финансовых средств на продолжение строительства медресе в населенным пункте Понгоз. И трудно предположить, что в своих проповедях этот мулла будет хвалить власть имущих и призывать верующих поддерживать президента Рахмона.

Мечети у нас стали нечто вроде лондонского Гайд-парка, где всегда можно обсудить животрепещущие проблемы, и получить толковый совет от имама. Сегодня в Таджикистане именно муллы дают ответ на все социально-значимые вопросы своих посетителей, и именно в мечетях формируется общественное мнение населения. Светским же властям доверия нет почти никакого.

Собственно, преследование членов семьи Туражонзода, наезд на ПИВТ (Партии исламского возрождения Таджикистана) – реальную оппозицию режиму Его Величества Рахмона, думаю, и объясняется падением популярности президента среди населения.

Однако превентивные меры государственных органов по преследованию религиозных деятелей легко могут дать обратный эффект. Тем более что поводов для этого вполне достаточно. Это и коррупция на всех уровнях власти, и вопиющая бедность двух третей населения, живущего менее чем на два доллара в день, и развал системы народного образования и медицины.

Давлат Гиеев

Народ будет понимать язык Аллаха лучше, если эти слова будут выражены на понятном ему языке?

Зафар Мирзоён: Вера должна помочь сохранить национальную идентичностьBckfv

Ученый, чьи слова о “Шахнаме” и Коране вызвали споры, считает, что его неправильно истолковали

Встреча таджикского ученого Зафара Мирзоёна со студентами ТГНУ в Душанбе и некоторые его высказывания по поводу Ислама и национальных ценностей стали поводом для обсуждений. Газета «ИмрузNews» сообщает, что в беседе с членами студенческого клуба «Зехн”, посвященной теме “Самопознания и “Шахнаме” Фирдоуси”, известный литературовед произнес некоторые фразы, которые на его взгляд, ставят строки Фирдоуси выше Корана. К тому же, он позволил высказаться в критической форме об арабском языке и халифах Харун-ар-Рашиде и Мамуне.

Зафар Мирзоён сказал на этой встрече, что считает понятные для всех таджиков слова Фирдоуси “Во имя Господа души и разуменья» («Ба номи худованди ҷону хирад” – фарси) – “лучшим переводом слов “Бисмиллоҳир раҳмону раҳим” (“Во имя аллаха милостливого и милосердного” – арабский). Он заявил, что возможно однажды наступит день, когда таджики вновь начнут молиться на таджикском, а не арабском языке.

«ИмрузNews» пишет, что подобные слова ученого выразили некоторое недоумение у присутствовавших, и одна студентка, поднявшись с места, призвала его «не оскорблять Ислам». В итоге, по словам автора статьи, встреча перешла в иное русло и вместо «Шахнаме» собравшиеся приступили к обсуждению вопросов религиозно-национального характера.

Назир Нусрат, один из сотрудников «ИмрузNews», подготовивший материал к печати, сообщил в интервью радио Озоди, что после выхода в печать этой статьи один из сотрудников университета в анонимном письме в адрес редакции сообщил о том, что действительно такой спор имел место, хотя собрание никак не собиралось обсуждать «религиозные темы».

- Зафар Мирзоён во время этой встречи сказал, что для него язык труда Фирдоуси в «Шахнаме» стоит «выше языка, на котором написан Коран». Затем он, якобы произнес слова проклятия в адрес арабских халифов, а когда его заявления вызвали споры и негодование студентов, он ответил, что «этот язык для него чужой и он не хочет говорить на этом языке», – сказал Нусрат.

Однако, сам ученый уверен, что его слова были “неправильно истолкованы” и он не оскорблял Ислам или духовные чувства мусульман. Зафар Мирзоён в беседе с радио Озоди так прокомментировал подробности той встречи:

Мирзоён: Наша молодежь за последние десять лет стала еще более фанатичной. В последнее время религиозные идеи стали превалировать над национальными идеями. Это встреча была организована не по моей инициативе, меня попросило руководство университета. Я сказал тогда, что лично сам уверен, что мы должны “национализировать религию”, имея в виду, что мы должны внедрить национальные ценности в нашу религию. И мы не станем первыми, кто сделает это. Ранее, это было сделано евреями и русскими.

Озоди: Какие ваши высказывания вызвали большую негативную реакцию зала?

Мирзоён: Я сказал, что надеюсь, что лет так через 50 мы, мусульмане, сможем на нашем таджикско-персидском языке обращаться к богу. И в качестве примера, сказал, что самый лучший вариант перевода слов “Бисмиллохир рахмону рахим” сказаны великим Фирдоуси и звучат так: “Во имя Господа души и разуменья». Поверьте, никто не сказал лучше и поэтичнее, чем Фирдоуси. Так как речь шла о «Шахнаме», я сказал, что почти все аяты Корана можно найти в этом эпосе. Недаром, «Шахнаме» называют Кораном на фарси. Но некоторые восприняли мои слова по-другому. Я думаю, что они не виноваты в том, что так думают, они просто не читали и не знают.

Озоди: Говорят, что вы на этой встрече сказали, что вы ставите некоторые строки “Шахнаме” выше аятов Корана.

Мирзоён: Я сказал так: мы очень часто не знаем смысл аятов Корана, пока нам их не переведет человек, знающий арабский язык. Я привел в пример некоторые аяты и их варианты из “Шахнаме”.

Озоди: Вы хотите сказать, что народ будет понимать язык Аллаха лучше, если эти слова будут выражены на понятном ему языке? Вы это хотели сказать?

Мирзоён: Именно так. Познание бога начинается с познания самого себя. Если этот человек фанатичен и будет отрицать доисламскую историю своего народа, то будет допускать ошибки. Существует такой вопрос как духовная ответственность. Религия должна осознавать свою роль в вопросах национальной ответственности. Мы сейчас переживаем особые времена, когда религия должна не только помогать в устойчивости веры, но и должна помогать сохранять национальную идентичность. Именно это я имею в виду.

Мирзо Салимпур, радио Озоди

Таджикистан никого связи ни Беруни, ни Хорезму, ни Кияту отношения не имеет.

Здравствуйте уважаемые таджикские коллеги,
У меня к вам претензия на счет на счет происхождения Берини и общем на вашу статью про Беруни.

Абу Райхан Бируни таджикский (персидский) – талантливый учёный — энциклопедист

Мухаммад, сын Ахмеда, известный как Абу Райхан, родился в 362/972-73 году в местечке Бирун, подчиненном Хорезму (территория современных Таджикистана и Узбекистана), в нижнем течении Окса (Аму-Дарьи). Поэтому и прославился ученый в мире как Абу Райхан Бируни.

правда вот так, он родился в городе Кият, это древная столица Хорезма и сейчас этот город находиться на территории Узбекистана. Вы написали подчиненный. как будто этот город до этого подчинялся Таджикскому государству. Таджикистан никого связи ни Беруни, ни Хорезму, ни Кияту отношения не имеет.
Пожалуйста не перепишите историю..

Требую убрать статью из сайта

С уважением,Кудрат Нурметов <kudrat_n@mail.ru>
Кудрат из Хорезма

ОТВЕТ на претензию по БИРУНИ:Уважаемый Кудрат, Вы пользуетесь сведениями из Интернета (википедия!). Я же в своих материалах использую более древние источники.

Формирование таджикского народа началось в конце 2-ого — начале 1-ого тысячелетия до нашей эры. В это время Среднюю Азию и степи Евразии заселяли племена индоиранской общности, из которых впоследствии выделились ираноязычные племена.

Начиная со времен Ахеменидов (III век до нашей эры) произошло на базе зороастрийской религии объединение оседлых и кочевых иранцев в рамках ПЕРСИДСКОЙ ДЕРЖАВЫ .

Персидская держава объединяла в рамках одной территории как западных иранцев (персов и мидийцев), из которых и сложился современный персоговорящий народ — персы, так и восточных иранцев (согдийцев, бактрийцев, хорезмийцы, другие малочисленные восточноиранские народы), из которых в дальнейшем сложился другой персоговорящий народ — таджики.

В IX — X веках территория современного Таджикистана входила в состав обширного государства Саманидов, которое составляли крупные исторические области (междуречье Амудпрьи и Сырдарьи) и Хорасан (территория к юг- – западу от Амударьи).

Города Самарканд и Бухара в этот период были крупнейшими центрами развития ремесел, торговли, а также науки, литературы и искусства.

В рамках государства Саманидов завершился процесс сложения таджикской народности, в котором большую роль играло распространение сформировавшегося к этому времени западноиранского таджикского языка. Он постепенно вытеснил местные восточноиранские языки и стал в саманидскую эпоху господствующим языком. На основе западноиранского языка развивалась таджикская культура, наука, литераткра, искусство.

Только в XVI территория Таджикистана вошла в узбекское государство Шейбанидов со столицей в Бухаре. В этот период образовались Бухарское и Хивинские ханства. А позднее, в XVIII веке, – Кокандское ханство. В них правили ханы из узбекских династий. Таджики жили главным образом в Бухарском и Кокандском ханствах. Для этого периода истории характерны непрерывные войны и междоусобицы..

Соперничество Англии с Россией за расширение рынков сбыта ускорило присоединение Средней Азии к России. В 1868 г. по договору между Россией и Бухарой большая часть территории эмирата вошла в состав Туркенстанского генерал-губернаторства.

Северная часть современного Таджикистана была присоединена к России позже, когда после подавления восстания 1873-1876 годов в Кокандском ханстве его территория была включена в Ферганскую область в составе Туркенстанского генерал- губернаторства. В 1886 году в Бухаре было создано Российское императорское политическое агентство. В 1895 русско-английским соглашением была установлена граница Бухарского эмирата с Афганистаном по Пянджу в Бадахшане. Юго-восточные и центральные части Современного Таджикистана — Восточная Бухара и Западный Памир — остались в составе Бухарского эмирата, а левобережный Дарваз, левобережные части Вахана, Ишкашима, Шугнана, Рушана в Бадахшане отошли к Афганистану

В конце 80-х годов XIX века было завершено присоединение Таджикистана к России. 5 декабря 1924 г. была образована Таджикская Автономная Советская Социалистическая Республика в Составе Узбекской ССР. В территорию республики вошли 12 волостей Туркестанского края, Восточная Бухара и часть Памира. Основные политические и культурные центры — Бухара и Самарканд — остались внутри границ Узбекистана.

Такова история таджикского народа.

Мухаммад, сын Ахмеда, известный как Абу Райхан, родился в 362/972-73 году, в эпоху Саманидов!

Советую прочитать книги: Точикон» (автор-Бобочон Гафуров) или «Точикон дар оинаи торих»(Э.Рахмон) и книге Академик Мухаммаджон Шакури, Ахмади Дониш, Садриддин Айни…

Что касается непосредственно БеруниТо источниками используемой мной информации: «Тазкират-уш-шуаро» Мутриби Самарканди (1605 год).

“Тазкират-уш-шуаро”, Малик-уш-шуаро- Корй Абдулло

«Тазкират уш-шуаро» «Тазкиратул-авлиё», «Хазинатул-асфиё», «Сафинату-л-авлиё» Давлатшох. Самаркандий.

«Тазкират уш-шуаро»(Ахмади худойи) и Фаридуддин Аттор ……и др. всего более 85 книг про истории.

С уважением, Хайриддини Абдулло

«Ҳукумат бояд дарк кунад, ки мардум танҳо бо онҳо нест»«Инсон намехоҳад ба ӯ мисли гӯсфанд муносибат кунанд»

Кабирӣ: “ҲНИТ тайёр аст фаъолияташро қатъ намояд, агар…”

«Ба ҲНИТ чизе намешавад»

- Шумо ҳар дафъа вазъи ҲНИТ – ро бо чизе қиёс мекунед. Агар ҳамин шабу рӯз барои Шумо бигӯянд, ки ҲНИТ дар кадом мавқеъ аст ва ҳолату вазъи имрӯзаи ҳизбро бо чӣ қиёс кардан мумкин аст, чӣ мегуфтед?

- ҲНИТ баъзе вижагиҳое дорад, ки коршиносон ва рӯзноманигорон онро ҳангоми таҳлил ва хулосагириҳо камтар ба инобат мегиранд. Наҳзат як ҳизби маъмулӣ нест, он бештар як ҳаракат аст, ки дар қолаби ҳизб амал менамояд. Вақте таҳлилгарон мегӯянд, ки нерӯи имрӯзаи наҳзат аз заъфи ҳукумат ва ё аз заъфи ҳизбҳои оппозитсионии дунявист, ин қисман дуруст аст. Вале як чизро ба инобат намегиранд, ки ҲНИТ нерӯе ҳаст, ки қудрати худро аз сарчашмаҳои бузурги маънавӣ, мисли Қуръон ва Суннат ва эътиқодоти мардум мегирад. Он сарчашмае, ки дигар ҳизбу ҳаракатҳо надоранд. Ин хуб аст ё бад, масъалаи дигар аст, вале ин воқеият мебошад. Агар баъзе муҳаққиқон ба ин назаранд, ки сиёсатҳои нодурусти ҳукумат дар қиболи ҳизбу ҳаракатҳои оппозитсионии дунявӣ ва саркӯб шудани онҳо боиси рушди наҳзат гаштааст, иштибоҳ мекунанд. Зеро ҲНИТ ҳам на камтар аз дигар ҳизбу ҳаракатҳо зарба хӯрдааст, хӯрда истодааст ва ҳатто бештар аз онҳо. Бовар дорам, агар иқдомҳое, ки тӯли ин ҳама солҳо болои ҳар ҳизби дигар меомад, аллакай онҳо аз байн рафта буданд. Агар ҳизбу ҳаракатҳои дигари дунявӣ дар натиҷаи дахолати мақомот заъифу пароканда шаванд ва наҳзат побарҷо бимонад ва ҳатто қавӣ гардад, маънои онро надорад, ки ин танҳо иштибоҳи ҳукумат аст, ки дигаронро саркӯб ва наҳзатро қавӣ мекунад. Балки ин ҷо худи тавонмандии наҳзат ва аз ҳама муҳимаш вижагии аслии андешаи исломӣ аст, ки ҳар қадаре болои ӯ фишор биёрӣ, ҳамон қадар қавитар мешавад.

Вазъе, ки имрӯз наҳзат дорад, барои мо хеле табиӣ аст. Аслан, намехоҳам бо кадом ҳизби дигаре, ё бо кадом марҳилаи дигар онро муқоиса кунам. Ин вазъиятро мо яке аз марҳилаҳои рушди худ медонем, ба он омода будем, ҳастем ва ҳатто эҳтимол меравад, ки дар оянда аз ин сахттар ҳам шавад. ҲНИТ муборизаи пинҳониро аз сар гузарондааст. Муборизаи ошкорро ҳам пушти сар кард. Муқовимати сиёсиву низомиро ҳам аз сар гузаронд. Ҳиҷратро ҳам аз сар гузаронд. Мусолиҳаву муколамаро ҳам аз сар гузаронд. Имрӯз дар яке аз марҳалаҳои рушди худ қарор дорад. Ин ҳама мароҳилро як раванди умумӣ медонем. Аслан зиёд нигарон ҳам нестем. Бо наҳзат ҳеч чиз намешавад. Моро тақдири миллат нигарон мекунад. Ҳар ки дар фикри он бошад, ки наҳзатро аз саҳна берун кунад, ин фикри хом аст. Наҳзатро дигар аз саҳнаи сиёсии Тоҷикистон берун карда намешавад. Ҳар ки имрӯз ё дар оянда масъули ин кишвар мебошад, мехоҳад ё не, ин омилро бояд ба инобат гирад.

- Мақсади ман ин буд, ки ҲНИТ бо ҳукумати Тоҷикистон тақрибан дар як вазъ қарор дорад. Тақрибан як ояндаи номафҳум барои ҳардуи инҳо ҳаст, намедонанд, бо кӣ чӣ гуна муносибат кунанд. Ҳукумат бо ҳамсояи наздиктаринаш мушкил дорад, бо абарқудратҳо ҳамин гуна мушкилро дорад, ҳатто бо кишвари ҳамзабону ҳамдин Эрон ҳамингуна мушкил дорад. Ва наҳзат ҳам намедонад ба ҳукумат такя бикунад ё ба яке аз кишварҳои абарқудрат. Доим аз забони Шумо садо медиҳад, ки ҲНИТ ба арзишҳои милливу миллат такя мекунад. Фикр мекунам, ки дуруст аст ва ҳукумат ҳам шояд ҳамин гапҳоро мегӯяд. Пас ҳамин як ҳолати ҳаммонандӣ доред, як давраи номуайянӣ. Ин шуморо ба чӣ хулосаи умумӣ меорад?

- Агар Шумо вазъи мову ҳукуматро якранг бубинед, шояд ба хотири он аст, ки мо ҳарду тараф то ҳол ҳарфи ниҳоии худро нагуфтаем. Вале оне, ки ҳукумат дар бунбаст қарор дорад, ба ин шаке нест. Барои инро дидан мутахассиси варзида будан ҳам даркор нест. Бо камоли масъулият мегӯям, ки наҳзат дар чунин вазъият қарор надорад. Мо ҳоло гуфта наметавонем, ки ҳукумат бо қудратҳои ҷаҳонӣ ва минтақаӣ чӣ қадар мушкилӣ дорад ва зоҳиран чандон мушкилӣ нест, аммо наҳзат бо тамоми марказҳои қудратии ҷаҳонӣ ва минтақаӣ муносибати хуб дорад. Бо кишварҳои ғарбӣ ҳам муносибати хуб дорем, бо Ирон ҳам муносибатамон хуб аст ва бояд хуб бошад. Агар муносибати мо бо Ирон хуб намебуд, як амри ғайритабиӣ ва саволдор мебуд. Бо Русия замоне буд, ки мушкилот доштем, ва ин вобаста ба мавқеъи русҳо дар ҳодисаҳои солҳои навад буд. Барои русҳо ҳам осон набуд, чун аввалин маротиба дар таърихи вуҷуди худашон дар Осиёи Марказӣ ин сад соли ахир танҳо аз дасти муҷоҳидони наҳзат зарба хӯрданд. Ва ин яке аз саҳифаҳои душвори таърихи равобити мо ва русҳо буд. Вале ҳоло дар Русия ҳам сиёсатмадорони насли нав ва аксаран прагматик сари қудрат омаданд. Онҳо ҳам тарафдори робитаҳои нек бо мусалмонони минтақа мебошанд манфиатҳои худро дар муколама ва ҳамдигарфаҳмии миллатҳо ва динҳо мебинанд. ҲНИТ ҳам ҷонибдори чунин равобит мебошад ва ҳар ки бо мо дасти дӯстӣ дароз кард, мо онро мефишурем ва ҳар ки бо зӯр рафтор кард, ҷавоби худро гирифтааст. Мо тарафдори он, ки саҳифаҳои душвори ду миллат ҳар чи зудтар фаромӯш шавад ва дигар он ҳодисаҳоро ёдоварӣ накунем. Дуруст аст, ки баъзе доираҳо даъво доранд, ки гӯё он солҳо қатли оми русзабонҳо дар кишвари мо рух дода бошад, ки воқеият надорад. Пеш аз ҳама ва беш аз ҳам тоҷикон қурбони ин ҳодисаҳо гаштанд. Тоҷикон ҳам метавонанд даъво кунанд, ки танку тӯпи кадом кишварҳо болои миллати мо марг мерехт, артиши кадом кишварҳо буданд. Бояд ҳарчи зудтар ин саҳифаҳоро аз зеҳн пок кард.

Бовар дорем, робитаҳои хуби наҳзат бо ҳама кишварҳо ба манфиати миллат ва кишвари мост. Сармоягузорони хориҷӣ пеш аз ҳама вазъи сиёсӣ ва муносибати нерӯҳоро ба ин ё он кишвар меомӯзад, баъд сармояашро ворид мекунад.

Наҳзат имрӯз ягон мушкили ҷиддӣ надорад ва оромона барномаи худро пеш бурда истодааст. Дар масъалаи қудрат ҳам саросема нест. Ин мақомоти давлатӣ мебошанд, ки гоҳо бо иштибоҳҳои худ дар муносибат бо мардум, аз ҷумла бо наҳзат, вазъро тавре мекунанд, ки худи мардум ва воқеиятҳо наҳзатро ба мавзӯи ҳокимият бармегардонанд. Масалан, ҳар гоҳ, ки иштибоҳҳои ҳукумат зиёд мешавад, саволҳои мардум ҳам бештар мегардад, ки агар шумо ба сари қудрат биёед, аз инҳо беҳтар мекунед ё бадтар? Мисли ҳамин саволҳо. Хоста ё нахоста, мо маҷбурем, ки ба саволҳои мардум ҷавоб бигӯем ва худи мавзӯи ҳокимият меҳвари баҳсҳо мегардад. Ин табиист ва бинобар ҳамин, мо борҳо аз мақомот хоҳиш кардем, ки ба ҷойи шикастани ойина, камбудиатонро ислоҳ намоед.

«Мо ба осиёби дигарон об намерезем»

- Фикр намекунед, ки иқдомҳое, ки аз ҷониби масъулини ҳукумат, онҳое, ки Шумо ном бурдед, сурат мегиранд, ҳадафмандона ба хотири имтиҳони худи ҳукумат аст? Яъне шояд дар ҳукумат ба хулосае расида бошанд, ки дар замони осоишта нерӯи худро дар муқобили нерӯи аз ҳама шаклгирифтаи сиёсӣ бисанҷанд, то аз ҳолатҳои номуайяне, ки омаданашон эҳтимол дорад, пешгирӣ карда тавонанд …

- Шакке нест, ки ин мушкилоти зидди наҳзат бо мақсадҳои хосе роҳандозӣ шудааст. Ба хотири барангехтани наҳзат алайҳи ҳукумат, чун онҳое, ки наҳзатро хуб мешиносанд, медонанд, ки бо ин зарбаҳо наҳзат таккон нахоҳад хӯрд. Балки инсиҷоми дохилии наҳзат бештар мешавад ва ҳатто қудраташ меафзояд. Ин зарба пеш аз ҳама равона шудааст, ба худи Раҳмон ва ҳокимияти ӯ. Ин сиёсатҳо зоҳиран «пешгирӣ аз экстремизм ва дифоъ аз ҳокимияти конститутсионӣ, миллӣ ва тақвияти ҳукумати Раҳмон» ном гузошта шудааст,. Вале ин амалан барномаи тарҳрезишуда зидди худи ҷаноби Раҳмон аст. Узр мехоҳам барои адами хоксорӣ, вале ҳама медонанд, ки дар дохили Тоҷикистон нерӯи аслии таъсиррасон ҲНИТ аст ва муқобили ҳам гузоштани оқои Раҳмон бо наҳзат ин барномаи заъиф кардани Раҳмон аст, на наҳзат. Зеро наҳзат бо ин корҳо заъиф намешавад. Биёед интихоби замонро барои барангехтани ин фитна таҳлил намоем. Аз моҳи декабр то феврал бояд вазъи дохилӣ бад шавад, мардум аз дохил аз сиёсатҳои ҳукумат бо ҳизбҳо, масоҷид ва уламо нороҳат мешаванд ва баъдан блокадаи иқтисодиву коммунокатсионӣ таҳмил мешавад, ки ин ду омил , яъне, дохиливу хориҷӣ таъсири худро якбора хоҳанд расонд.

Чун заминаи ихтилофи дохилӣ вуҷуд дорад, муҳосираи иқтисодӣ боиси ба вуҷуд омадани эътирози омма мегардад. Умед шояд ин буд, ки диндорҳо, бахусус ҲНИТ алайҳи ҳукумат шӯриш хоҳанд кард ва дунявиҳои бебарқу гази кишвар бо наҳзат пайваст мешаванд ва ҳокимияти Раҳмон мутазалзил хоҳад шуд.

Ман намедонам, ки дар долонҳои ҳукумат кӣ кор мекунад ва чигуна нақша мекашанд, вале ҳар ки нақшае зидди наҳзат кашида бошад, бидонад, ки ин нақша зидди худи оқои Раҳмон, зидди худи ҳукумат аст ва тешаро ба решаи худ ва ба баданаи миллат мезананд. Мо чун таҷрибаи талхи ҷанги шаҳрвандиро дорем, ҳеч гоҳ ба худ иҷоза намедиҳем, ки мор вориди як фитнаи дигар созанд. Мо аз ҳукумат гилаҳои сахт дорем. Бахусус, ин Протоколи 32-20 барои мо мисли як оби сарде шуд, ки болои сарамон рехт, дар 15-солагии таҷлили Созишномаи истиқрори сулҳ. Вале чун медонем, ки дастандаркорони ин тарҳ дар некии миллату Эмомалӣ Раҳмону ва Наҳзат нестанд, намехоҳем ба осиёби дигарон об бирезем. Баъзе масъулин думболи манофеъи шахсиву гурӯҳӣ мебошанд ва ба бозичаи дасти бегонагон табдил ёфтаанд, мо ба хотири ҳамин намехоҳем, ки миллати моро бегонагон боз як бори дигар вориди ҷанги шаҳрвандӣ ва муқовимати дохилӣ гардонанд, аз бисёр иқдомоти қонунии худ, ки ҳақ дорем анҷом бидиҳем, ҳоло худдорӣ мекунем. Мутаассифона, дида истодаем, ки баъзе мансабдорони мо табдил шудаанд ба як василаи бозиҳои бегонагон ва шояд худашон ҳам надонанд. Шояд онҳо ҳатто фикр кунанд, ки ин иқдомҳои зидди наҳзат як проекти миллӣ ва ватандӯстонаи онҳост, ки бояд анҷом бидиҳанд. Вале бехабар аз онанд, ки худашон хоста, ё нохоста ба воситаи дасти бегонагон табдил ёфтаанд ва иштибоҳи дигаронро такрор мекунанд.

- Ба ҳар сурат Шумо дар бораи «имтиҳон» будан фикр накардед?

- Не, чунин фикр намекунем. Зеро нархи ин имтиҳон хеле гарон хоҳад буд. Имтиҳонкардаро боз имтиҳон намекунанд. Як бор имтиҳон карданд ва наҳзат аз ин имтиҳон гузашт. Натиҷаи имтиҳони мо ҳамон Созишномаи сулҳ аст, ки имрӯз ҳам фахри миллӣ аст ва ҳам дар сатҳи ҷаҳонӣ эътироф кардаанд. Пас чӣ зарурат дорад, ки моро бори дигар имтиҳон кунанд?

- Шумо гуфтед, ки ҳам наҳзат ва ҳам ҷониби ҳукумат ҳарфи ахири худро нагуфтаанд, ин чӣ ҳарф аст? Шумо чӣ интизор доред, ё онҳо чӣ интизорӣ доранд?

- Ростӣ интизори онро дорам, дақиқтараш умед дорем, ки оқои Раҳмон дар паёми ояндаи худ дар 20-уми апрел (сӯҳбат пештар аз ин сана буд) баъзе ишораҳои мушаххас хоҳанд кард, то ба ҷомеаи Тоҷикистон, аз ҷумла ба ҲНИТ як ишораҳоеро бидиҳад, ки Тоҷикистон ба куҷо равона аст ва моро чигуна қабул доранд. Ва мо кӣ ҳастем барои ин кишвару ин миллат? Агар дӯст ҳастему шаҳрванди ин миллат бояд ба мо ҳамчун шаҳрванди баробарҳуқуқ муомила шавад. Агар воқеан дар чеҳраи мо душман ва як унсури бегонаи миллиро мебинанд, ин ҳарфҳоро ошкор бигӯянд ва мо ҳам вобаста ба ҳамин шароити нав амал кунем. Чун суханҳо мисли протоколҳои Созишномаи сулҳ асту амалҳо мутобиқ ба протоколи 32-20. Амалҳое, ки мақомоти давлатӣ нисбат ба мо карда истодаанд, аз ҷумла, дар расонаҳои хабарӣ тӯҳматҳо зери имзои мустаор менависанд он ҳам дар баландтарин органи матбуотии давлат – газетаи «Ҷумҳурият», пас инҳо бояд равшан кунанд, ки агар ин сиёсати тарҳрезишуда нест, чӣ ҳаст? Мо ҳанӯз ҳам аз амалҳои ҷавобӣ худдорӣ кардем, то ба ҳол ҲНИТ дар ягон мақолаи нашрияи ҳизбиаш шахсияти президентро зери суол набурдааст, мо ба ин иҷозат надодем, ки нисбати шахсияти президент дар расонаҳои хабарии ҳизб ягон чизе гуфта шавад. Мо талош мекунем, ки вориди чунин фитна нашавем.

«Инсон намехоҳад ба ӯ мисли гӯсфанд муносибат кунанд»

- Як ҳизби сиёсӣ наметавонад, паёмадҳои ин ё он иқдоми саршударо эҳсос накунад ва муқобили он як барномаҳои нав надошта бошад. Албатта, дипломатия, гуфтугӯ, муколама… ин хама дуруст аст. Бо вуҷуди ин, фикр мекунам ҳар нерӯи сиёсиву ҳар қудрат омилу фишангҳои фишоре бояд дошта бошад, ки ба манфиати онҳо кор карда тавонад. ҲНИТ чӣ дорад?

- Раёсати олии ҲНИТ вазъияти баъд аз Протоколи 32-20 – ро баррасӣ кард ва як идда роҳбурдҳоро ба тасвиб расонд, ки шумораашон наздики 20 аст, ҳамаи онҳо ба барномаи амалии мо ворид карда шуданд. Вижагии ҳамаи онҳо аз он иборат аст, ки комилан дар чаҳорчӯби қонун аст, яъне ягон вокуниши мо берун аз қонунгузории ҶТ нахоҳад буд. Шарт нест, ки ҳамаи он амалӣ гардад, шояд дар оянда зарурат ба қисме аз он иқдомот намонад.

- Мешавад онҳоро номбар кунед?

- Метавонам корҳоеро номбар кунам, ки аллакай анҷом шуд. Якеаш буд муроҷиат ба Прокуратураи генералии ҶТ, ки аллакай сурат гирифт. Қадами баъдӣ вобаста ба ҷавоби Прокурори Генералӣ мебошад. Шояд муроҷиат ба Дастгоҳи Президент ё мақомоти судӣ аст. Бо иҷозаи Шумо аз номбар кардани иқдомҳои баъдии дигар худдорӣ мекунам, чун тасмими Раёсати олӣ шуд, ки иқдомҳо дар ихтиёри Шӯрои сиёсӣ қарор бигиранд ва вобаста ба шароит аз ҳар кадоми онҳо истифода шавад. Ва такроран зикр мекунам, ки онҳо дар чорчӯби қонунгузории ҶТ мебошанд.

- Ба ҳар сурат, ҲНИТ аз замони интихобот ба ин тараф як замони аҷиберо пушти сар мекунад. Аз як ҷониб мо мебинем, ки бархӯрдҳояшон гоҳе мӯътадил буданд, аз ҷониби дигар мебинем, ки ба сифати ҳизби ҳукуматӣ ё наздик ба ҳукумат муаррифӣ мешуд, ки дар муқобили ҳукумат иқдоми ҷиддӣ намекунад. Дар интихобот ҳам гӯё, ки раъйи мардумро ҳифз карда натавонист… Яъне гуфтан мумкин аст, ки дар дохил то андозае изҳори нобоварӣ ба наҳзат пайдо шуд. Дар хориҷ маъмул аст, ки чӣ назар доранд, ки то куҷо метавонанд, аз ҲНИТ истифода кунанд, ё накунанд. Пас боз ҳам умеди Шумо ба кӣ аст? Ё ҳоло ҳам исрор меварзед, ки ҳанӯз ҳам ҳарфи худро нагуфтаед?

- Наҳзат тамоми сиёсатҳои худро дар гузашта мабнӣ ба манфиатҳои миллат ва давлат гирифтааст ва мо ин ҳама интиқодҳо ба унвони худро таҳаммул хоҳем кард. Интиқодҳое ҳам мешунавем, ки наҳзат ба ҳади кофӣ сахтгир нест ва дар муқобили ҳукумат мустаҳкам намеистад.

Ростӣ, мо кор надорем, ки ҳукумат ё дигар мухолифини ҳукумат рафтори моро чӣ гуна баҳо медиҳад, худамон аз сиёсатҳои анҷомдодаи худ дар маҷмуъ розӣ ҳастем. Маҳз ин сиёсатҳои мо буд, ки нагузошт Тоҷикистон боз як бори дигар вориди муноқишаҳои дохилӣ гардад. Дуруст, борҳо моро танқид карданд, ки шумо натавонистед, ки раъйи мардумро ҳифз кунед, натавонистед болои ҳукумат таъсир расонед, ҳукумат қонунҳое қабул кард, ки сад дар сад муқобили Созишномаи сулҳу оштӣ, мухолифи арзишҳои исломӣ буд ва ҲНИТ натавонист, пеши роҳи ин ҳама қонунқабулкуниҳоро бигирад. Ман тамоми ин эродҳоро қабул дорам. Худованд дар Қуръони маҷид мефармояд «Ло юкаллифуллоҳу анфсан илло вусъаҳо» ( Худованд ҳеч касеро мукалаф бештар аз тавонаш нагардонидааст) . ҲНИТ дар ин шароити байналмилалӣ ва минтақавие, ки ҳаст бо ин мансабдорони бемасъулияте, ки дорем, ки барои дифоъ аз мансабашон омодаанд, як бори дигар миллатро ба хуну ҷанг бикашанд, кадом мавқееро беҳтар аз ин метавонист бигирад? Барои мо кадом зарур аст: сулҳу суботу оромиши миллат ва ҳифзи ҷони мусалмонон ё чанд меъёри қонун, ки имрӯз дар мақомот қабул карданд ва баъзе ҳолатҳои дигаре, ки воқеан чеҳраи як кишвари мусалмониро хатчадор мекунад? Назари мо ин аст, ки мо мукаллаф ба ҳифзи суботу амнияти кишвар, миллат ва ҳифзи ҷону моли мусалмонон ҳастем. Ҳар иқдоми мо, ки боиси пешигирӣ аз ҷангу ҷидолу хунрезӣ мешавад, мо мукаллаф ба он ҳастем, ки онро анҷом бидиҳем. Ва ҳар иқдоми дигаре, ки боиси хушунат ва зӯроварӣ мегардад, мо бояд аз он худдорӣ кунем. Худованд моро ба ҳамин мукаллаф кардааст ва миллат аз мо ҳаминро интизор аст.

Масалан, дар мо вақте рафтани ҷавонон ба масҷидро манъ карданд, шояд мубтакирони идея ба ин назар буданд, ки ин ҷавонон вақти холии худро дар китобхонаву варзишгоҳу муассисаҳои илмӣ хоҳад гузаронд ва дар оянда аз байни онҳо насли нави алломаҳо, Синову Берунӣ ва Айниву Ғафуров пайдо мешавад. Вале ҳоло мебинем, ки гурӯҳи зиёди ҷавонон бекор мегарданд. Яъне, ҳукумат яке аз механизмҳои муҳими таъсиррасон ба тафаккури насли ҷавон – масҷидро ҳам аз даст дод. Пас метавон ҳадс зад, ки ин гурӯҳи бекору бемаънавиёти ҷавонон фардо дарди сари ҷомеа ва пеш аз ҳама худи ҳукумат хоҳад гашт, ки дигар на ҳарфи муаллимро гӯш медиҳаду на муллоро. Дар яке аз ҷаласаҳои парлумон вақте сиёсати ҷавононро баррасӣ мекардем, гуфта шуд мушкилоти ҷавононро бо сарфи маблағи бештар метавон ҳал кард. Бехабар аз он, ки барои як инсони озодандеш, ба хусус ҷавон пул омили аслӣ нест. Агар моддиёт омили аслӣ мебуд, ҳаводиси Либия рух намедод. Муаммар Қаззофӣ барои ҳар оилаи ҷавон калиди хона, мошин ва тамоми имтиёзоти иҷтимоиро дода буд. Аммо ҳамин насл ба муқобили ҳукумат бархост. Чаро? Зеро табиати инсон ин аст, ки намехоҳанд ба ӯ мисли гӯсфанд муносибат кунанд. Ба хусус, ҷавонон. Ҷавон мехоҳад пеш аз ҳама шахсияти ӯро эҳтиром намоянд! Ӯ мустақилият ва озодӣ мехоҳад. Ӯ омода ҳаст, ки нисфи ин имтиёзҳоро дошта бошад, ки дорад, аммо ин ҳамаро бояд худаш соҳиб гардад. Яъне ҷавон бештар фазои боз барои парвоз мехоҳад. Аммо, агар ҷавон инро надорад, дар вуҷудаш ҳиссиёти эътирозӣ ба вуҷуд меояд. Ҳатто, агар шумо ба ӯ хонаву мошин ва тамоми шароитро омода намоед! …

Дар маҷмӯъ, дар ҷомеа мушкилоти зиёде вуҷуд доранд. Аммо то имрӯз мо канали мустақим ва эътимодбахш бо ҳукуматро пайдо накардем. Аз ин хотир, ҳарчи ки мо мегӯем, ҳукумат хаёл мекунад мо бо ғаразҳои сиёсии худ мегӯем ва аз вазъият истифода бурданием. Ва ҳарчи ки онҳо мегӯянд, мо ба дарки пешниҳодоти онҳо сарфаҳм нарафтем. Онҳо ҳам масалан ба мо ва дар маҷмӯъ ба ҷомеа дуруст фаҳмонда натавонистанд, ки ҳадафашон аз қабули қонун дар бораи дин ё масъулияти падару модар дар тарбияи фарзанд чӣ буд…

«Президент маро қабул накард, вагарна ҳаводиси Раштро пешгирӣ кардан имкон дошт»

- Фикр мекунед ҳукумат ба фикру пешниҳодоти Шумо ниёз дорад?

- Аз нигоҳи мо ҳукумат ба фикри ҳама ниёз дорад. Зеро он бунбасте, ки ҳукумат бо он гирифтор шудааст, натиҷаи ҳамин мавқеъи «бениёзӣ аз дигарон» мебошад.

- Ҷаноби Кабирӣ, масалан Шумо бори охир бо президент кай сӯҳбати рӯ ба рӯ доштед?

- Сӯҳбати корӣ ва рӯ ба рӯ ҳеҷгоҳ набуд. Танҳо сӯҳбатҳое дар қолаби ягон маърака, нишаст ё зиёфат буданд, аммо сӯҳбатҳои бевоситаи корӣ мо умуман надоштем.

- Вагарна Шумо дархостҳое дар ин замина доштед?

- Тобистони соли 2010 номаи расмие дар бораи мулоқот бо ҷаноби Президент аз сӯи банда сурат гирифта буд. Зеро хабарҳое дар бораи эҳтимоли сар задани ҳодисаҳои Рашт доштам. Фикр мекунам, имкони пешгирии ин ҳаводис вуҷуд дошт. Вале шояд аз серкорӣ буд, ки ин дархости мо сарфи назар гардид.

- Вақтҳои ахир ба назар чунин мерасад, ки ҳукумат эҳсос кардааст: мушкилоти бо Ӯзбекистон доштаи худро дар танҳоӣ ҳал карда наметавонад. Аз ин хотир, баъзе кӯшишҳо буданд, ки ба созмону кишварҳои абарқудрат муроҷиат намоянд. Хуб, Шумо ҳам аз рӯи ихтисос дипломат ҳастед. Илова ба ин, раиси яке аз ҳизбҳои фаъоли сиёсии мамлакатед. Пас, агар ҳукумат аз Шумо дархост кунад, ки роҳи ҳалли мушкилро пешниҳод кунед, чӣ машваратҳоеро барояшон медодед?

- Пеш аз ҳама ман чандон хушбин нестам, ки ҳукумат чунин иқдоме намояду аз ҷомеаи шаҳрвандӣ ё нафарони шинохта дар ягон масъала машварат пурсад. Бовуҷуд, ман омодаам ба ҳайси як шаҳрванд ва раҳбари нерӯи сиёсии мамлакат дар ин кор, агар барои миллату кишвар лозим бошад, саҳм гузорам. Пеш аз ҳама, бояд шиддати мухолафатҳои дохилиро бояд поён бурд ва ба маҳаллаи сифатан нави ҳамдигарфаҳмӣ расид. Ин аз ҳукумат вобаста аст. Зеро, мо ҳарчи дар имконамон буд кардем ва гуфтем. Агар ин ба даст биёяд, дасти Тоҷикистон дар муколама ва баҳс бо дигарон бозтар мешавад ва нерӯи зеҳниву инсонии мо ҳам танҳо ба як ҳадаф – дифоъ аз манофеи миллӣ ва давлатӣ сарф мегардад. Ҳоло роҳбарият ва даҳҳо ҳазор аъзову ҷонибдори мо ба ҷойи он, ки дар паҳлуи Ҳукумат барои дифоъ аз манофеи миллат биистанд, дар фикри онем, ки чигуна ҳизбро аз мақомоти давлатии худамон дифоъ кунем. Вале, бо вуҷуди ин ҳам, дар чунин лаҳзаҳо мо медонем, ки қарзи ватандорӣ ва миллатдӯстии мо чист ва онро муҳимтар медонем.

Дар масъалаи баҳс бо Ӯзбекистон. Ҳама медонанд, ки калиди мушкилӣ дар дасти ду роҳбар аст. Вале, ин маънии онро надорад, ки дигар ниҳодҳои давлатӣ, ҳизбҳои сиёсӣ, расонаҳои хабарӣ , уламо ва равшанфикрони мо ибтикори амал надошта бошанд ва ин ҳамаро ба дӯши нафари аввали давлат бигузоранд. Ман намедонам, ки вазъият дар Ӯзбекистон чигуна аст, вале чаро мо дар сатҳи Парлумон иқдом накунем ва ҳамкорони ӯзбеки худро даъват ба гуфтугӯи ошкори дутарафаи парлумонӣ насозем? Агар онҳо бе иҷозати нафари аввал иқдом намекунанд, пеши роҳи моро кӣ гирифтааст? Чаро аз дипломатияи мардумӣ истифода нашавад? Чаро уламои динӣ ва равшанфикрони ду кишвар бо ҳам нашинанд? Ба фикрам, ҳам дар онҷо ва ҳам инҷо аз як чиз метарсанд, мабодо нодуруст нафаҳманд! Агар дӯстони ӯзбек бо ҳар далеле омодаи муколама нестанд, мо бояд иқдом намоем ва нишон диҳем, ки аз гуфтугӯи ошкор бо касе наметарсем. Борҳо мавқеи худро гуфтаам, ки инсони қавӣ аз муколама наметарсад, чӣ дар Тоҷикистон бошад, чӣ дар Ӯзбекистон. Мо бештар ба ин муколама ниёз дорем ва роҳҳои мо баста шудаанд, гази мо қатъ шудааст ва барқ дар мо намерасад.

Ҳоло зарур намедонам, ки мустақиман дар ин самт амал намоям, ва беҳтар мебуд, ки дар ҳайати муштараки давлатӣ ва расмӣ кор намоем. Вале, агар бинем, ки дигар мунтазир нишастан ба зарар мебошад, бояд ҳамчун ҳизб ё дар қолаби дигаре масоилро бо ҳамсоягон матраҳ кард.

«Ҳукумат бояд дарк кунад, ки мардум танҳо бо онҳо нест»

- Бубинед, Шумо дар бораи сурат нагирифтани ислоҳоти ҷиддӣ дар мамлакат ва тағйир наёфтани табиати ҳукумат сӯҳбат мекунед. Масалан дар Русия низ чанд сол пеш президент Путин ҳам ягон намуди ислоҳот кардан намехост ва ғурури ӯ ҳам пеши мухолифинаш аз ғурури ҳукумати мо кам набуд. Бовуҷуд, мухолифини сиёсии ӯ ба андозае фаъол шуданд, ки ҳукумати Русия водор гардид, баъзе аз ислоҳотро дар кори худ ва муносибат бо мухолифин содир кунад. Пас фикр намекунед, мухолифини сиёсии Тоҷикистон, аз ҷумла ҲНИТ низ дар сурат нагирифтани ислоҳот дар мамлакат масъулият доранд?

- Ман намехоҳам дар бораи паҳлӯҳои субъективии саволи гузоштаи Шумо сӯҳбат кунам. Мо масъулият дорем ва эътироф мекунем, ки қисман камбудии мо буд, натавонистем ҳукуматро мутақоид намоем, ки ин ислоҳот ба нафъи худаш аст. Вале, агар дар бораи паҳлӯҳои объективии масъала ҳарф занем, ба гумони мо он ба як мавзӯъ иртиботи бевосита мегирад: дур будан аз воқеиятҳо! Баъзеҳо намехоҳанд воқеиятҳоеро, ки дар он қарор доранд, қабул кунанд. Воқеиятҳои дохилӣ ва берунӣ комилан дигар шудаанд, вале муносибат ба онҳо мисли пешина аст. Барои мисол, намехоҳанд қабул кунанд, ки Тоҷикистон бо вазъи доштаи худ ва ҳолати ҷуғрофиаш ба бозии геополитикии кишварҳои абарқудрат табдил шудааст. Ҳол он ки, мо мехоҳем ё не, имрӯз бояд маълум намоем, ки дар ин бозиҳои бузург бо кӣ ҳастем? Сиёсати дарҳои боз ва бисёрсамтаро набояд чунин маънидод кард, ки бояд бо як даст Русияро бидорем, бо дасти дигар ҷаҳони ғарбро. Ё Чину кишварҳои арабиро. Тоҷикистон чунин қудратро надорад! Аз ин рӯ, аз лиҳози стратегӣ бояд мушаххас кард, ки мо ба кӣ авлавияти бештар медиҳем. Ин дар масъалаи сиёсати хориҷӣ. Аммо дар масъалаи сиёсати дохилӣ бояд ҳукумат дарк кунад, ки мардум танҳо бо онҳо нест. Ин ҷо рашку бухлу кинаву кудуратро бояд канор гузоранд ва эътироф кунанд, ки дар Тоҷикистон ҳамчунин шахсияту нерӯҳои дигаре ҳастанд, ки мардум онҳоро қабул дорад ва бовар мекунад. Дигар бо принсипи «танҳо худам!» ба ҷое расидан душвор аст. Ҳоло баръакс бояд ин гурӯҳҳоро эътироф кард ва ояндаи миллату давлатро бо ҳам сохт. Агар инро қабул доранд, барои ҳамагон хуб хоҳад буд, агар не, пас бояд донанд, ки дигар на миллат миллати пешина аст, на сиёсатҳои ҷаҳонӣ оне, ки қаблан буд.

- Оғои Кабирӣ, агар таваҷҷӯҳ кардаед, дар сӯҳбатҳои ахири раҳбарияти кишвар мафҳуми «зиёдаравӣ» бештар истифода мешавад. Бардошти Шумо аз истифодаи зиёди ин мафҳум чист? Оё ҳукумат намехоҳад бигӯяд, ки аз ин бештар аз мо талаб накунед, ки тавони бардошти онро на мо дорем, на шумо?

- Аввал ин ки мардуми тоҷик зиёдарав нест. Ва дар талаботаш ба ҳукумат низ зиёдаравӣ накардааст. Ҳатто мешавад гуфт чизе ҳам талаб накардааст. Мардум барқ мехоҳад, газ мехоҳад, эътирофу эҳтироми худро мехоҳад, интихоботҳои шаффоф мехоҳад…Магар ин зиёдаравӣ аст? Инро тамоми миллатҳои олам мехоҳанд. На танҳо мехоҳанд, балки ҳукуматҳоро маҷбур мекунанд, ки ё хостаҳоро бароварда созад ё истеъфо бираванд. Мардум аз ҳукумат ҳоло чизеро талаб накардааст, танҳо умед дорад, ки ҳукумат ин мушкилотро ҳал мекунад. Агар инро касе зиёдаравӣ меҳисобад, чӣ дар ҳукумат бошад, чи дар оппозитсия, пас мешавад ӯро кӯрнамак номид. Баръакс, мардум мехоҳад ҳукумат дар амалҳояш зиёдаравӣ накунад. Ҳам мардум ва ҳам ҳукуматҳо дар баробари якдигар ҳуқуқ ва ӯҳдадориҳо доранд ва ин ҳад бояд риоя шавад. На мардум аз ҳади худ бигзарад, на ҳукумат. Мардум умуман ҳоло дар корҳои ҳукумат дахолат накардааст ва чизеро ҳам талаб надорад. Вале, мебинем, ки ҳукумат дар дахолат ба масоили резу хӯрдаи шаҳрвандон, ҳаёти шахсии онҳо хеле дахолаташ зиёд шудааст ва боз ҳам дорад пеш меравад. Мо кайҳо фаромӯш кардаем, ки вазифаи аслии ҳар як ҳукумат таъмини шароити хуби зиндагии мардум аст, на дахолат дар умури мардум. Дар асри 21 дигар доштани газу барқ, ҷойи кори муносиб, мошин ва манзил дигар имтиёз нест, ин шароити минималии зиндагии як инсони соҳибкаромат мебошад. Ва таъмини он барои ҳар як шаҳрванд вазифаи аввалиндараҷаи ҳукумат. Вале, ҳамаи инро монда мо думболи он ҳастем, ки чӣ гуна либос бояд пӯшид, чӣ қадар меҳмон бояд даъват кард ва кай намоз бояд хонду дар куҷо. Бубахшед, ин кори ҳукумат нест, ҳукумат вазифаи худро фаромӯш кардааст ва ин аст зиёдаравӣ ва баромадан аз ҳади салоҳият ва ваколатҳои худ. Боз такрор мекунам, ҳарду тараф бояд зиёдаравӣ накунанд. Мардуми тоҷик имкониятҳои ҳукуматро медонад, барои ҳамин ҳам зиёд талаб намекунад. Ҳукумат ҳам бояд болои ин ҳама маҳрумиятҳои иқтисодӣ ва иҷтимоӣ, боз маҳрумиятҳои сиёсӣ ва ақидатиро бор насозад.

- Хуб, Шумо мегӯед нисбати ҲНИТ ҳукумат ҳарфи ахирашро нагуфтааст. Ба фарзи мисол, агар ҳарфи ахири ҳукумат ин бошад, ки барои таъмини амният ва субот дар Тоҷикистон ҲНИТ бояд фаъолияташро қатъ кунад, мавқеъ ва бархӯрди Шумо чӣ гуна хоҳад шуд?

- Мутмаин бошед, ки агар ҳарфи ахири ҳукумат ҳамин бошад ва онҳо моро мутмаин кунанд, ки ин ба нафъи миллату давлат аст, аввалин касе хоҳам буд, ки ба ҳамҳизбонам онро дуруст маънидод мекунам ва масъала мегузорам, ки мо бояд фаъолияти худро қатъ кунем. Ман қаблан ҳам дар сӯҳбат бо масъулин гуфта будам, ки агар барои Тоҷикистонро ба як кишвари пешрафта табдил додан, мо мушкил пеш оварда бошем, ва сабаби ин ҳама бӯҳронҳои дохиливу хориҷӣ ҳамин 40 ҳазор аъзои мо бошанд, мо омода ҳастем, ки ё фаъолиятро қатъ кунем, ё ба ҳиҷрат равем. Агар мо фаъолияти худро қатъ кардем, нефту газ пайдо мешавад ё барқ бештар мешавад? Бубинед, ҳеҷ кас дар дохил халал намерасонад, ки ҳукумати амалкунанда барномаҳои худро амалӣ созад, тамоми шохаҳои ҳокимият дар ихтиёрашон, ҳар қонуне, ки хоҳанд қабул шуда истодааст, сарватҳои давлативу миллӣ, тамоми ниҳодҳои илмӣ ва фикрӣ дар ихтиёрашон. Наҳзат ғайр аз андеша ва раъйи қисме аз мардум чизе надорад, ки халал расонад. Баръакс, имиҷи Тоҷикистон дар муқоиса бо дигар кишварҳо шояд ба хотири фаъолияти ҳамин ҳизб беҳтар бошад. Вале, боз ҳам агар дуруст фаҳмонанд, ки манфиатҳои давлатӣ ва миллӣ инро тақозо мекунад, фикр накунам, ки аъзои мо мухолифат ба манфиатҳои давлату миллат намоянд. Гумон мекунам барои 40 ҳазор аъзои ҲНИТ дар паҳлӯи 1, 5 миллион муҳоҷири дигар низ ҷо пайдо мешавад.

Thursday, 26 April 2012 15:52 administrator

E-mail Print PDF

Мусоҳибаи Раҷаби Мирзо бо раиси Ҳизби наҳзати исломии Тоҷикистон (Бознашр аз “Фараж”)

Фараж

О необходимости запрета Минюстом и Генпрокуратурой России общественных организаций, проповедующих нацистскую идеологию богоизбранности нации.

Нацизм – это механизм подавления одной нации другой нации, или других наций, а фашизм – это механизм устройства государственной власти, при котором одна группа (кучка, пучок, класс, клан, мафия, семья) людей создает механизм воспроизводства собственной власти.

Национализм – это механизм защиты государства, нации, этноса от посягательств других наций, этносов, государств. Крайние формы национализма могут привести к нацизму, то есть к стремлению уничтожить или покорить другие нации, народы и государства. Нацизм внутри государства, к коренной нации которой не принадлежат правящая верхушка государственной власти и СМИ этого государства, приводит к оккупационному нацизму и к оккупационному фашизму.

Тут мы приходим к следующему выводу, что именно богоизбранность нации является основой нацизма, а сам нацизм позволяет создавать и поддерживать фашистский строй, для которого характерным является создание такой структуры власти, которая позволяет самой власти воспроизводить саму себя. А поскольку, власть это группа (пучок) конкретных людей, то фашизм, это и есть механизм государственной власти, который позволяет кучке лиц (мафия, класс и т.д.) сохранять свою власть как можно более длительный промежуток времени, желательно бесконечное количество лет, так называемое, тысячелетнее правление.

Иудохристианство, хотя бы, на примере истребления огромного количества коренных народов Америки показало, что нацизм и геноцид являются составной частью Иудохристианства и Западной цивилизации, в целом, основаннных на идеях иудохристианства, мессианства и мнимом самопожертвовании.

Многосотлетняя история инквизиции доказала, что Иудохристианство – это очень страшная вещь, которая может тормозить развитие целых государств и цивилизаций на многие сотни лет, уничтожать целые народы и государства. В 20 веке это прекрасно было видно на примере истребления коренных народов Америки и Австралии.

Идея со смертью Иисуса Христоса, описанная в Новом Завете, являющимся составной части Библии, и который знал о своём последующем воскресении, выглядит не более чем фарсом по сравнению со смертью обычных героев, таких как Александр Матросов, которые знали, что после смерти и испытания тяжелых мук и страданий ради своего народа, они уже больше никогда не воскрестнут и могут остаться не известными своему народу.

Приглашаем всех на дискуссию по этим вопросам.

Преступная деятельность должна быть запрещена, а преступники, их идеологи и заказчики должны осуждены и сидеть в тюрьме.

Олег Нестеров <oleg.nesterov.70@bk.ru>

Для обсуждения предлагается статья, опубликованная в Интернете:

http://www.valuyki.ru/speake/religia/bibl/08-1.html

 

 
10 queries. 0.607 seconds.