По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 31.05.2016
 

Интегрировать использование водно-энергетических ресурсов

Недавно В г. Москве прошла встреча между Президентом Российской Федерации Путиным В.В. и Президентом Республики Узбекистан Каримовым И.А. в рамках официального визита узбекского руководителя в Москву. Сообщения официальных информационных агентств о содержании встречи были весьма краткими. В том числе оценка таджикской прессы тоже была сдержанной, но солидарной с конструктивным духом встречи, если это на самом деле так. Логика многочасовой встречи один на один подсказывает, что на переговорах руководителей двух стран обсуждали судьбоносные, по своему характеру вопросы, как для обеих стран, так и для региона ЦА в целом. Судя по важности и серьезности обсуждаемых вопросов, вероятнее всего, на переговорах особое внимание уделялось сотрудничеству сторон в области энергоносителей, в частности газа, нестабильной международной политики и предстоящего июньского саммита ШОС в Ташкенте, более внушительного масштаба. Только «Лукойл» намерена вложить на строительство энергетических объектов в Узбекистане около 12 млрд. долларов США. Российские компании ориентированы на дальнейшее освоение и эффективное использование месторождений природного газа, включая газоперекачивающий комплекс для Бухарских месторождений стоимостью 3 млрд. долларов, создание соответствующей производственной инфраструктуры и модернизацию тепло и гидроэлектростанций.

Эта встреча еще раз доказала, что Российская Федерация продолжает оставаться самым крупным геополитическим и геостратегическим игроком в Центральной Азии, независимо от активных попыток известных глобальных сил лишить РФ имеющегося потенциала влияния в названном регионе. Россия занимает первое место в совокупности торгово-экономических отношений с центральноазиатским регионом. До настоящего времени основная часть промышленных предприятий и сельского хозяйства данного региона ориентирована на Россию, и как на поставщика средств производства и как на покупателя значительной части производимых продуктов и услуг. Достаточно сказать, что только денежные переводы трудовых мигрантов выходцев из Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана в предкризисном 2013 г. своим семьям составил примерно 10 млрд. долл. по официальным банковским каналам и 4-5 млрд. по неофициальным каналам, т.е. примерно 14-15 млрд. долл. США. Нужно особо отметить, что такие деньги играли и продолжают играть решающую роль в обеспечении социальной и даже политической стабильности в соответствующих странах.

РФ может выполнять миссию интегратора в совместном использовании водно-энергетических ресурсов Центральной Азии, которые носят воспроизводимый характер. Энергетический потенциал водных ресурсов

может весьма эффективно заменять потенциал нефти, газа и угля, который из года в год сокращается и несет в себе не только угрозы закабаления народов региона, но и самого их существования. Основная их часть находится в Таджикистане (65,4%) и может стать фактором устойчивого развития экономики региона. Однако, по известным причинам, создаются очень серьезные препятствия, и ничем не оправданные на пути использования гидроэнергетического потенциала этой страны.

Несмотря на то, что интегрированное использование водно-энергетических ресурсов в Центральной Азии носит характер совместного действия (синергического), тем не менее, сами страны региона оказались не в состоянии договориться между собой. Этому препятствовали политические амбиции, которые являются неизбежными у глав вновь образованных государств на ранних этапах их развития после неожиданного развала СССР. На наш взгляд, 25 лет вполне достаточно для сознательного преодоления этой «детской» (по выражению В.И. Ленина) болезни.

Интеграция в энергетическом секторе уже стучит в дверь всех центральноазиатских стран. Она касается не только объединения теплоэнергетического и гидроэнергетического сегментов, но и осуществления крупных структурных изменений, которые выражают необходимость развертывания строительства мощных гидроэнергетических станций (ГЭС). В этом контексте необходимо рассмотреть строительство Рогунской ГЭС, Нуробод-1, Нуробод-2, Санободской и Сарезской ГЭС, каскад Зерафшанских ГЭС, как качественно новый этап в развитии энергетики центральноазиатского региона, как этап перехода к экологически чистой энергии и смягчения результатов глобального потепления. Только Таджикистан в отдельности располагает огромными ресурсами чистой энергии, применение которых способно многократно увеличить «продолжительность жизни» таких невозобновляемых ресурсов, как уголь, нефть, газ и уран, использование которых в интересах грядущих поколений на качественно новых инновационных основах.

Достаточно сказать, что только по реке Вахш технически возможный для эффективного использования гидроэнергетический потенциал (включая ее притоков Сурхоб и Оби Хингоб) оценивается в объеме 45 млрд. киловатт-часов электроэнергии в год. Выработка такого объема электроэнергии не только способствовало бы обеспечению производственного сектора экономики Таджикистана, а также населению страны электроэнергией полностью, но и позволило бы экспортировать огромные излишки электроэнергии в Узбекистан, Афганистан и Пакистан. Эти три страны при таком варианте развития событий в летнее время могли бы отказаться от

использования огромных объемов нефти, газа, угля и другого органического топлива, что важно для сохранения чистоты окружающей среды. То же самое можно говорить и об использовании гидроэнергетического потенциала реки Зерафшан. Создание каскада электростанций, состоящих из крупных, средних и малых ГЭС в течении 7-8 месяцев позволило бы реально и бесконфликтно полностью обеспечить энергетические потребности не только Согдийской, но и Самаркандской и отчасти Джизакской областей Узбекистана. Если же говорить об использовании энергопотенциала реки Пяндж, то в будущем можно ожидать трансформацию Таджикистана в энергетическое сердце Центральной и Южной Азии. Об этом говорят следующие цифры: совокупные потенциальные гидроэнергетичекие ресурсы стран Центральной Азии составляют 545,5 млрд. квт. часов, которые представляются экономически целесообразными для использования. Потребности же всех стран Центральной Азии в электрической энергии в 2010 г. по расчетам Всемирного Банка составили 139 млрд. квт. часов, к 2025 году они вырастут до 206 млрд. квт. часов. Не надо забывать, что в этих объемах значительную долю составляют энергоисточники, носящие невозобновляемый характер.

Отсюда и возникает вывод об общих интересах всех стран Центральной Азии в преимущественном использовании гидроэнергетического потенциала региона. Объективно в нарастающем использовании гидроэнергетических ресурсов Таджикистана заинтересован и Узбекистан. В советское время такая заинтересованность соседней страны проявлялась более рельефно. Об этом говорить тот факт, что инициатором разработки проекта Рогунской ГЭС был ЦК КП Узбекистана. И этот проект был разработан коллективом среднеазиатского филиала всесоюзного института «Гидропроект», который размещался в г.Ташкенте.

После распада Советского Союза позиции стран верховья и стран низовья больших центрально-азиатских рек относительно строительства крупных гидроэнергетических сооружений приняли диаметрально противоположные полюсы. Вызывает удивление то, что целый ряд крупных ученых, которые в советские времена своими зажигательными речами и статьями направляли общественное мнение в сторону создания крупных ГЭС в горных местностях региона, в постсоветское время с той же настойчивостью выступают против строительства таких ГЭС и приводят многочисленные «аргументы» в пользу нецелесообразности их строительства. Сегодня мы далеки от того, чтобы указать пальцами на старых и новых идеологов – противников строительства крупных ГЭС. В этом контексте хотим лишь отметить, что Таджикистан не был сторонником разрушения единой энергетической системы Центральной Азии. В Душанбе давали себе отчет в том, что существование единой

энергосистемы в регионе стал бы фактором преимущественного использования мощного гидропотенциала больших рек, согласованного курса на строительство крупных гидроэлектростанций.

Созданию единой энергосистемы региона благоприятствует растущее признание огромных экспортных ресурсов ЦАР в области электроэнергии. Об этом свидетельствует международное признание проекта CASA-1000. Встреча лидеров четырех стран региона, в частности Таджикистана, Кыргызстана, Пакистана и Афганистана заранее запланированная и прошедшая 11-12 мая 2016 г. в городе Душанбе, Таджикистан вовремя состоялась. Премьер-министр Исламской Республики Пакистан Мухаммад Наваз Шариф, Руководитель Исполнительного аппарата Правительства национального единства Исламской Республики Афганистан доктор Абдулло Абдулло, Премьер-министр Кыргызстана Сооронбой Жээнбеков и Президент Таджикистана Эмомали Рахмон вместе и одновременным нажатием кнопки официально дали старт строительству региональной подстанции CASA-1000 в городе Турсунзаде (70 км от столицы) по перегонке электроэнергии соседним странам, которое означает начало нового этапа работы по реализации стратегии экспортоориентации ЦАР в области гидроэнергетики в Южную Азию.

Освоение неиспользованных энергетических ресурсов Вахша и начало строительства каскада Пянджских ГЭС, могут стать качественно новым этапом взаимовыгодного сотрудничества Российской Федерации, Таджикистана и других стран Центральной Азии по энергетике. На этой базе могут появиться новые проекты CASA, более мощные, по сравнению с его первым вариантом, поскольку в летнее время в Пакистане, Индии и Бангладеш потребление электроэнергии увеличивается на 25-30 %, и последние не располагают собственными ресурсами для удовлетворения резко возрастающих их сезонных потребностей в данном ресурсе.

Строительство энергопроекта CASA-1000 еще в 2006 г. было предложено двумя центральноазиатскими странами верховья рек – Таджикистаном и Кыргызстаном. Завершение проекта предусмотрено в 2020 году, но он может быть реализован намного раньше. Известно, что ежегодно в летнее время появляются у обеих названных стран региона излишки электроэнергии в объеме минимум 5 миллиардов киловатт часов, соответственно 3 млрд. квт. часов у Таджикистана и 2 млрд. квт. часов у Кыргызстана. Оба государства Центральной Азии при поддержке соседних заинтересованных стран Южной Азии – Афганистана и Пакистана обратились с просьбой за проведением международной экспертизы и финансирования проекта к Всемирному Банку. Для осуществления проекта требовалось 1 млрд. 48 миллионов долларов ИМА. Выделение большей половины этой суммы в размере 547 млрд.

долларов предусмотрено финансовыми институтами Азии и Европы. В частности, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР)-110 млн. долл., Инвестиционный банк Европы-79 млн. долл., Исламский банк развития-70 млн. долл., Всемирный банк-45 млн. долл. в виде гранта, Министерство международного развития Великобритании в размере 38,5 млн. долл. в виде гранта, Агентство международного развития Америки (USAID) -7,5 млн. долл. Таким образом, в канун официального открытия проекта CASA-1000 часть Таджикистана по финансированию проекта в размере 314 млн. долл. полностью была завершена. Другие страны региона, в том числе Кыргызстан, Афганистан и Пакистан тоже уже покрыли свою часть финансирования проекта.

Кроме того, начата работа по прокладке высоковольтной линии части Кыргызстана (500квт.) от Датки до г.Худжанд Согдийской области Таджикистана протяженностью 477 км. Прокладка таджикской части высоковольтной линии составляет 117 км. Общая протяженность линии электропередачи до г. Пешавар Пакистана от границы Афганистана составляет 750 км. Обеспечение безопасности сохранения линии электропередач по территории соседней страны берет на себя Афганистан, и этот юридический акт был задокументирован в ходе официального визита (11.05.2016) Президента Афганистана Мухаммада Ашрафа Гани в Таджикистан. На этот счет у двух соседних стран за 18 лет сотрудничества накоплен определенный опыт. CASA-1000 считается первым таким регионально грандиозным энергетическим проектом соединяющим Центральную Азию с Южной Азией. Для Таджикистана и Кыргызстана эта уникальная возможность по экспорту излишек своей экологически чистой электроэнергии за рубеж.

В плане энергетического сотрудничества у Таджикистана нет никаких проявлений амбициозности. При любом уровне развития региональной энергосистемы, участие Узбекистана, России и других государств–членов СНГ в строительстве крупных гидроэнергетических сооружений в Таджикистане необходимо и приветствуется. О целесообразности такого шага неоднократно заявляли высокопоставленные лица в Таджикистане. Такие заявления зиждутся на научной основе. Ведь строительство крупных ГЭС с водохранилищами, с одной стороны, означает умножение реального энергетического потенциала региона, который отличается своей высокой экономической, социальной и экологической эффективностью, а с другой стороны, повышает уровень регулируемости, сугубо с точки зрения безопасности и во избежание природных стихийных бедствий, следовательно, и управляемости водных ресурсов в бассейнах рек. Эти меры, вовсе не означают приостановку стока воды в Аральское море.

К сожалению, до настоящего времени к понятию регулирования стока воды в центроазиатском регионе подходят односторонне и используют его против стран, которые расположились в верховьях рек. На самом же деле, к этому понятию нужно подходить комплексно. Естественно, понимать так, что регулирование стока больших рек Центральной Азии предусматривает накопление излишней воды, образованной за годы с высокими уровнями осадков в водохранилищах, чтобы гарантировать эффективное развитие поливного земледелия в годы со скудными уровнями осадков. Однако регулирование стока означает и осуществление мероприятий по эффективному использованию воды в земельных массивах по всей протяженности могучих речных бассейнов. В странах низовья имеет место перерасход воды в огромных размерах. Об этом свидетельствуют следующие цифры: в среднем за год для полива хлопчатника в Таджикистане расходуют 11 тыс. м3 в расчете на один га, в Узбекистане – 17 тыс. кубических метров, в Туркменистане – 19,5 тыс. кубических метров. В одном лишь Узбекистане, каждый год имеет место перерасход поливной воды в объёме 7-8 кубических километров воды. По сравнению с научно обоснованными нормами, именно этим объясняется появление огромных ядовитых, экологически нездоровых озер типа Арнасай (40 кубических километров) и Сари-камыш (более 30 кубических километров). Если разместить воды этих озер в Аральском море, то более 70% поверхности названного моря полностью восстановилось бы. Если бы внедрить капельную, подпочвенную, импульсно-дождевую и другие технически передовые системы полива сельскохозяйственных культур (т.е. довести расход воды до 4800-5000 м3 в основных районах поливного земледелия), то можно было бы полностью восстановить некогда утерянные объемы Аральского моря.

Член Европарламента из Великобритании С. Стивенсон, посетивший Центральную Азию в 2011 г. в своем докладе пришел к выводу о том, что «Рациональное управление водными ресурсами, как в странах верховья, так и в странах низовья, является необходимой предпосылкой для предотвращения в будущем напряженной обстановки и конфликтов». Он выразил убеждение, что страны верховья и впредь обеспечат полный поток воды в летные месяцы для ирригационных нужд стран, расположенных в низовьях рек. Г-н Стивенсон был прав. На самом деле страны верховья никогда не допускали уменьшения потока воды странам низовья, а заполнение водохранилища Рогунской ГЭС на 95% допускается лишь в многоводные и полноводные годы. Что касается самой ГЭС, то она не является потребителем воды, а лишь использует её для выработки электроэнергии. Поэтому мы посоветовали бы таким горе-специалистам по водно-энергетическим ресурсам, как Рысбекову

Ю.Х. более реально смотреть на возможности и режимы функционирования ГЭС, которые, безусловно, выполняя роль регулятора водных ресурсов, способствуют не только повышению уровня водообеспечения земельных массивов, испытывающих дефицит воды, но и расширению поливных площадей. Этот «специалист», судя по его рассуждениям, приходит к выводу, что водохранилища не приводят к расширению посевных площадей в ЦАР, и их строительство обострило нехватку воды в странах низовья. Если бы не было водохранилища Нурекской ГЭС, не были бы освоены огромные массивы Каршинской степи и другие ниже расположенные земли путем ирригации.

Для чего выше мы приводили множество цифр о расходах воды? Чтобы отметить почти полную непричастность строительства крупных гидротехнических водохранилищ при ГЭС к нехватке воды в низовьях бассейнов рек. Скорее наоборот, возведение крупных гидротехнических сооружений, состоящих из ГЭС и водохранилищ, устраняют явления дефицита воды в низовьях, при условии бережного использования там поливной воды. Чтобы убедиться в этом, достаточно привести такое сравнение: при возведении Рогунской ГЭС и водохранилища ежегодно из стока реки Вахш забирается 0,88-0,95 км3 воды для заполнения водохранилища в течение всего срока строительства (12 лет). Однако объемы перерасхода воды ежегодно в Узбекистане, как было отмечено выше, достигает 7,5-8,0 км3. Так не лучше ли, обратить в 15-16 раз больше внимания вопросам экономии и эффективного использования воды в низовьях, вместо того, чтобы вести систематическую работу по формированию нездорового общественного мнения у населения стран низовья в отношении стран, расположенных в верховьях рек.

Если бы в странах низовья занимали объективную, хорошо обоснованную позицию в отношении строительства крупных ГЭС, а следовательно и водохранилищ, то перестали бы строить в большом количестве водохранилища на почти ровных землях и не отнимали бы огромные площади земли из под растениеводства и животноводства (только в Узбекистане построены от 70 до 90 водохранилищ). В расчете на кубический километр воды эти водохранилища допускают испарение в 30-35 раз больше воды, нежели водохранилища, построенные среди высоких гор в Таджикистане и Кыргызстане. Кроме того, водохранилища построенные в низовьях отличаются очень высоким уровнем подземной фильтрации воды, что приводит к массовому заболачиванию и засолению близлежащих массивов сельскохозяйственных земель.

Недавно состоялось еще одна встреча между президентами Узбекистана и Казахстана И. Каримова и Н. Назарбаева. Как гласить официальное

сообщение, во время встречи оба руководителя призвали все страны региона соблюдать международные стандарты и требования при строительстве гидротехнических сооружений. Они указывали на необходимость прохождения всех проектов строительства таких сооружений через независимую международную экспертизу и призывали к конструктивному диалогу по данному вопросу. Мы в Таджикистане полностью согласны с этим мнением руководителей низовья великих рек. Однако, хотим напомнить, что если речь идет о Рогунской ГЭС, то в его технико-экономическом проекте полностью учтены все международные стандарты и требования. Что касается независимой международной экспертизы, то в соседних странах не могут не знать, что ее проект проходил экспертизу в полном соответствии с высочайшими международными требованиями, и в качестве независимой организации стоял во главе не кто иной, как Всемирный Банк. Ученые и специалисты с мировыми именами, которые выступали в качестве экспертов, дали положительную оценку этому проекту и отмечали позитивное воздействие функционирования названной ГЭС на перспективу социально-экономического развития Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

Времена меняются и требуют качественно нового подхода к использованию водно-энергетических ресурсов Центральной Азии. Интегрирование их использования крайне необходимо и эта необходимость в ближайшие 10-20 лет будет реализована и найдет свое выражение в восстановлении некогда ошибочно разрушенной единой энергосистемы региона. Новый подход требует и новой психологии и соответствующего поведения в совместном использовании отмеченных ресурсов. В условиях рыночной экономики в межгосударственных отношениях в Центральной Азии нельзя продвигать необъективные, устаревшие и осужденные мировым сообществом критерии и отстаивать отношения монополизма в политике и экономике в одностороннем порядке. Таджикистан, на самом деле, располагает одним из мощнейших в мире водно-энергетическим потенциалом. Его использование приобретает первостепенное значение в цепочке международных мероприятий по ослаблению воздействия глобального потепления на развитие экономики и жизнедеятельности людей.

Достаточно сказать, что только в одном индийском штате Уттар-Прадеш дефицит электроэнергии в летнее время достигает около 20 млрд. квт часов. Использование электроэнергии приводит к заметному сокращению использования угля и древесины в быту, сокращая выбросы вредных веществ в воздух в огромных масштабах. То же самое относится и к другим густонаселенным штатам севера Индии и Пакистана. Полноправное вступление Индии и Пакистана в ШОС и их участие на предстоящем саммите

этой организации (июнь 2016 г.) сделает более актуальным ускорение темпов прироста производства и экспорта гидроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана.

Нет сомнения в том, что все страны не только Центральной, но и Южной Азии глубоко заинтересованы в более полном использовании этого потенциала для того, чтобы осуществить облагораживание окружающей среды и решить существующие проблемы миллионов людей по всему периметру этой части Азиатского континента.

Естественно, не исключаем, что многократный рост использования потенциала гидроэнергетики региона приведет к существенному социально-экономическому подъему жизни и активной деятельности всего хозяйства региона ЦА, включая Таджикистан. И было бы весьма важно, если в освоении водно-энергетического потенциала региона с учетом применения интегрированного подхода, самое активное участие принимали все заинтересованные круги, включая Россию, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан на базе принципа частно-государственного партнерства и уважения взаимных интересов.

д.э.н., проф. Ходжамахмад Умаров,

к.п.н. Усмонали Сайдалиев

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.705 seconds.