По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 18.12.2018
 

Москвичи забирают детей из классов, где учатся школьники-мигранты ВИДЕО

Рустам Халимов вместе с женой приехал в Россию девять лет назад, их сыну Касиму было два месяца. Сейчас он учится в третьем классе: в прошлом году выиграл олимпиаду по математике, а месяц назад начал писать стихи – на русском языке.

“У него первый язык – русский, я на него говорю “московский таджик”, – рассказывает отец Касима. – Он таджикский понимает, но говорит плохо. Я дома с ним пытаюсь общаться: пару слов с ним говорим, и он говорит: “Пап, давай лучше по-русски”. Ему легче по-русски”.

Касим Халимов учится в обычной московской школе. В классе есть и другие дети, родители которых приехали в Москву из других стран. У него с успеваемостью все в порядке, но вот другие дети-иностранцы отстают, говорит отец Касима.

“У них в классе из других стран только четверо: двое из Таджикистана и двое из Узбекистана, по-моему, так. Четверо детишек у них в классе не успевают. Родителям говорят: нанимайте репетитора. Но пример моего сына – я горжусь, что у него все хорошо”, – говорит Рустам Халимов.

Касим теперь учит родителей русскому языку, а иногда выступает в роли переводчика. Например, когда семья идет в магазин, с продавцами общается мальчик. Касим вырос в Москве, у детей, которые приехали в Россию недавно, ситуация иная.

Москвичка Оксана Пашина в этом году отдала дочь в первый класс. По ее словам, из 30 одноклассников треть – дети мигрантов, половина из них не говорят по-русски.

“Выяснилось в первый же день, что моя дочка очень любит поболтать. Ее посадили с мальчиком Айдаром, который совершенно не говорит по-русски и не понимает ее, и она не понимает его, – чтобы они просто сидели и молчали”, – рассказывает Оксана Пашина.

На деле получается, говорит Оксана, что интеграция детей мигрантов, ради которой и были созданы смешанные классы, не работает, во многом из-за того, что учителям приходится тратить больше времени на объяснение заданий детям приезжих, а на остальных школьников его не остается.

Во-вторых, как говорит Оксана Пашина, между собой приезжие и местные дети в их школе не общаются: “Они общаются между собой, если это дети одной национальности, а у нас дети разных национальностей. То есть образуются какие-то маленькие группки, вот они дружат между собой по принципу языка”.

При школе, в которой учится дочь Оксаны Яна, нет никаких дополнительных занятий или курсов русского языка, девочка рассказывает, что пытается помогать приезжим детям научиться говорить правильно. “Я ему говорю: не “манты”, а “манту” нужно говорить, я ему миллион раз уже повторяла. Но в этом не я же должна разбираться, а какой-то учитель. Их же надо все-таки научить, пока они не выросли”, – рассказывает Яна.

Некоторые родители из-за этого переводят детей в другие школы. По словам Оксаны Пашиной, из класса ее дочери забрали сразу троих детей, в том числе и по этой причине.

Сын Рустама Касим, наоборот, общается только с москвичами. Когда отец отправил его на каникулы в Таджикистан, уже через 10 дней ребенок начал проситься назад – домой в Москву.

Наталья ШАГИРОВА, Никита БОРИСОВ, Настоящее время

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.537 seconds.