По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 03.03.2015
 

На встречах с избирателями населению был интересен лидер ПИВТ, а не незнакомые рядовые члены.

Форс-мажоры исламистов (ПИВТ)

В ходе предвыборной кампании исламисты Таджикистана регулярно обращались в Центризбирком по вопросам участия их представителей в предвыборной гонке. Как отмечал глава администрации ЦИК А.Додозода, все вопросы и жалобы, поступающие к ним от ПИВТ, решались вовремя. На данном этапе проблем и серьёзных претензий не возникало.

Непосредственно перед началом избирательной кампании исламисты Таджикистана активизировались. По заявлению их лидера, «серьёзно готовились к выборам, и у них никогда не было мнения, что результаты выборов предрешены». То есть, ПИВТ была уверена в прозрачности и демократичности выборов. После объявления окончательных результатов и проигрыша их мнение поменялось, как это обычно бывает в случае поражения. Когда сразу же появляются обвинения в подтасовках и необъективности, в «отдалении общества от влияния исламских ценностей», «навязывании искусственно созданных конфликтных ситуаций».

Партия исламистов, на которую ставили большинство из оппозиционеров и их сторонников, потерпела поражение. Те, на кого их потенциальный электорат до вчерашнего дня возлагал надежду, на данном промежутке времени свою задачу не выполнили, набрав 1,5% голосов, не получив в парламенте даже 2-х заветных мест. Что закономерно, так как у внепартийных религиозно настроенных граждан Таджикистана «божественная» составляющая деятельности ПИВТ, необходимость существования её в рамках политической и государственной системы давно вызывает большие сомнения и нарекания.

Несколько лет назад М.Кабири ошибочно считал, что «время работает на нас (т.е. на них)». Сегодня ПИВТ оказалась в ненужное время в ненужном месте. Исламисты занимают выжидательную позицию, надеясь на протестные социальные настроения, чтобы потом к ним присоединиться или возглавить. Но у большинства населения, избирателей, исламисты в силу ряда объективных исторических и современных причин ассоциируются в большей степени с войной, разрушениями, дестабилизацией и отсталостью, нежели чем с миром, созиданием и прогрессом. Наряду с подпорченной репутацией, моральными, дисциплинарными и криминальными правонарушениями, форс-мажором, т.е. непреодолимой силой для таджикских исламистов оказались творимые боевиками «Исламского государства» бесчинства и массовые казни мирных граждан везде, где бы джихадисты не находились. На фоне экстремистской деятельности боевиков «ИГ», вплотную приблизившихся к среднеазиатским рубежам, проигрыш исламистов в Таджикистане оказался закономерным.

Прибавим к этому ещё пару-тройку объективных и субъективных факторов, помешавших ПИВТ собрать планируемое число голосов.

1. В Таджикистане исламисты считают своим главным оппонентом действующую власть и правящую партию, которые для ПИВТ на протяжении десятилетий оказались недосягаемы. Но основные её конкуренты – не из политической, а из религиозной сферы. Во-первых, это – традиционное мусдуховенство, в лоно которого обратно, постепенно уходят многие из когда-то 40-тысячной армии её (ПИВТ) разочаровавшихся адептов. Во-вторых, возникло новое препятствие – непризнанное и мешающее авторитету ПИВТ «Исламское государство», с которым прогрессивная общественность, цивилизованное гражданское общество ассоциирует сегодня всех исламистов, независимо от местонахождения и степени их религиозного толка.

2. Конфликтное сосуществование с официальным мусдуховенством, чем недовольны, как в рядах ПИВТ, так и в среде традиционных беспартийных верующих. Нередким стало противостояние на идейно-религиозной почве с профессиональными богословами. ПИВТ считает себя вправе поучать, «открывать глаза», направлять традиционную мусульманскую элиту и правоверную паству, навязывает духовенству свои наставления. Отдельные из политизированных исламистов осознанно плетут интриги как в 1990-е гг, когда ими общество было искусственно разделено на ваххабитов и антиваххабитов. Говоря о виновниках, «идеологах» гражданской войны в Таджикистане, обычно называют местных исламистов-радикалов и демократов. Нынешний лидер исламистов решил смягчить ситуацию, не обижать ближних и обобщил зачинщиков понятием «ваххабиты». ПИВТ выгодно поддерживать такую путаницу. В одном из интервью М.Кабири разделил исламистов на «правоверных» и «не очень». Под первыми он, естественно, подразумевает свою партию, под вторыми – зачинщиков гражданского противостояния 90-х годов. Призывает к бдительности поборников «чистой от политики религии». Из его призывов вытекает, что верующий может быть политическим оружием лишь в рядах ПИВТ. В остальных случаях, религия и политика – вещи несовместные. Налицо, религиозный исламский сепаратизм.

3. Агитационные встречи представителей ПИВТ с трудовыми мигрантами, которых только в России – более одного миллиона, до недавнего времени носили крайне нерегулярный характер. Только с началом предвыборной кампании ими вплотную начали интересоваться исламисты. До этого никакой реальной, адресной помощи таджикским трудовым мигрантам ПИВТ не оказывала. Все прежние выездные встречи ограничивались пропагандой и предвыборными обещаниями. Как следствие, весомой поддержки от трудовых мигрантов ПИВТ не получила.

4. Агитационная кампания ПИВТ в республике также проигрывала в количественном и качественном отношениях. На встречах с избирателями населению был интересен лидер исламистов, а не незнакомые рядовые члены. Хотя, в конце концов, и ему ещё до парламентских выборов, в ходе острых, злободневных вопросов большинство высказало своё решительное «нет». Граждане опасаются, что на чужую войну, на джихад исламисты могут отправить их детей. Более 200 граждан РТ воюют в рядах боевиков «ИГ». Вряд ли политсовет ПИВТ, занятый предвыборной борьбой, ведёт профилактику в этом направлении, так же как остаются без внимания с его стороны факты незаконного религиозного обучения в подпольных школах. Общество Таджикистана показало пример категорического отрицания экстремистской политики и практики, неприятия последователей радикализма. ПИВТ вновь не учла, что отсутствие объединяющей национальной идеи в их программе и планах, а также наличие идей радикализма и экстремизма в выступлениях может погубить любую партию, любое движение, стремящиеся называть себя политическим.

Чаще всего таджикских исламистов упоминают в контексте развязывания гражданской войны 90-х годов, в качестве примера единственной разрешённой исламской партии на среднеазиатском пространстве или как героев скандальных мулло-историй. Нынешней политической деятельностью иной популярности у общества ПИВТ не завоевала.

Пулод Гафаров

Похожие записи:

    Не найдено.

Вы можете оставить сообщение



 

 
17 queries. 0.551 seconds.