По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 09.08.2010
 

Об энергетической блокаде или кого легче обвинять в проблемах отсутствия платежей в Таджикистане

Иностранцы, которые часто бывают в Таджикистане, уже не удивляются веерным отключениям электроэнергии в городах или ее полному отсутствию в отдельных районах страны. На этом фоне заявления Душанбе о будущем Таджикистана как великой энергетической державы уже набили оскомину и ничего, кроме, мягко говоря, раздражения не вызывают. Те, у кого есть возможность использовать китайские электрогенераторы стараются тратить энергию отнюдь не на просмотр победных реляций таджикских чиновников о скором превращении страны в энергетический Кувейт, а предпочитают расходовать ее на другие насущные потребности.

По всей видимости, об этом раздражении слышат и в кабинетах и особняках высоких чиновников в Душанбе, которые, кстати, никогда не испытывают проблем с энергоснабжением. Видимо, поэтому они стремятся найти внешние факторы для обоснования своих просчетов и попросту глупости в экономической политике.

В последние годы таким внешним раздражителем априори рассматривается Узбекистан, руководству которого, по мнению Душанбе, больше нечего делать, кроме как «чинить козни» маленькой, но гордой стране.

Обвинения в адрес Ташкента то в транспортной, то в энергетической блокаде уже стали привычными, и на них в самом Таджикистане мало кто обращает внимание. Тем более, что подавляющее большинство из них лишены логики и какого-либо обоснования.

Так, В.Белов, гендиректор ОАО «Сангтудинская ГЭС-1» заявил, что из-за «энергетической блокады» со стороны Узбекистана его предприятие не дополучило 20 млн. долл. экспортной выручки. Видимо, под энергетической блокадой он имел в виду решение Ташкента о выходе из Объединенной энергетической системы Центрально Азии (ОЭС ЦА).

Г-ну Белову как профессиональному энергетику, если конечно он таковым является, должны быть хорошо известны причины этого решения Узбекистана. Оно было принято как единственный оптимальный вариант для прекращения практики бесконтрольного и безнаказанного отбора электроэнергии отдельными странами из ОЭС ЦА

Таджикистан уже давно предпочитал не реагировать на команды Координационного диспетчерского центра ОЭС ЦА по согласованному использованию этой системы, что приводило к грубым нарушениям режимов параллельной работы энергосистем других государств-участников.

В этой ситуации ОЭС ЦА стала давать серьезные сбои, оказывая негативное влияние на других участников и провоцируя серьезные конфликтные ситуации. Например, системная авария, произошедшая в ноябре прошлого года на Нурекской ГЭС в результате грубейшего нарушения технологических режимов, сказалась на энергосистеме Узбекистана. Произошло аварийное отключение магистральной ЛЭП Сурхандарьинской области узбекской энергосистемы, в результате чего была приостановлена передача электроэнергии в соседний Афганистан.

Вполне понятно, что при таких условиях работа в составе ОЭС ЦА порождала реальную угрозу стабильному и безопасному функционированию энергосистемы Узбекистана, который и поставил вопрос о выходе из этой системы и работе в раздельном режиме. До этого, например, Казахстан приостановил свое участие в ОЭС ЦА с февраля на март 2009г., а Туркменистан вышел из системы еще в 2003г.

Как видно, виновником сложившейся ситуации является сам Таджикистан, который систематически нарушал договоренности и установленные правила деятельности ОЭС ЦА, а также незаконно отбирал электроэнергию, порождая серьезные проблемы для других стран.

Выход Узбекистана из общей системы сделал невозможным продолжение практики таджикской стороны по «халявному» пользованию электроэнергией. Наверное, именно это право Узбекистана на создание собственной надежной энергетической системы расценивается г-ном Беловым как «энергетическая блокада» в отношении Таджикистана.

При внимательном прочтении статьи становится ясным, почему гендиректор ОАО «Сангтудинская ГЭС – 1» предпочитает обвинять в финансовых потерях Узбекистан. Как бы между прочим, он отмечает, что задолженность ОАХК «Барки Точик» перед его электростанцией за поставленную энергию составляет 124 миллиона сомони, что составляет 27.5 млн. долл.

Учитывая, что ОАО «Сангтудинская ГЭС-1» на 84% является российским предприятием, становится понятным, что его руководитель пытается разъяснить российским инвесторам отсутствие прибыли «кознями Ташкента», убедившись в том, что «Барки Точик» вряд ли когда-нибудь полностью покроет задолженность перед его предприятием.

Наверное, рассчитывая получить хоть какое-то покрытие стоимости предоставленной электроэнергии от таджикского концерна, г-н Белов безуспешно пытается играть в антиузбекские игры, в которые любят играть высокие чиновники из Душанбе.

Перестаравшись, он даже внес лепту в так называемую «транспортную войну» между Узбекистаном и Таджикистаном, заявив, что и Сангтудинская ГЭС, якобы, пострадала от задержки вагонов на территории Узбекистана, но сразу же отметил, что «ущерб от этого не столь значим».

Конечно, обвинять Узбекистан в финансовых потерях электростанции ее руководителю легче, чем ставить вопросы о том почему, например, тот же основной потребитель электроэнергии в стране Таджикский алюминиевый завод не платит ни копейки за электроэнергию.

Кто же осмелится спрашивать, почему ТадАЛ не платит? За такие вопросы в Таджикистане легко можно стать неблагонадежной фигурой с возможностью скорого переезда в «места не столь отдаленные» по любому надуманному обвинению.

Что же, поживем, увидим. В заключение хочется обратить внимание господина В.Белова на то, что участие в подобных политических играх всегда плохо пахнет и никогда не дает положительного результата.

ИСКАНДАР УСМАНОВ. <iskander_usmonov@mail.ru>

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
23 queries. 0.536 seconds.