По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 29.09.2019
 

Одному — пожизненное, другому — 18 лет: прокурор запросил сроки для участников тюменской «банды ФСБ»

По мнению гособвинителей, навсегда изолировать от общества нужно прапорщика ФСБ Евгения Гладких

Тренер по самбо Александр Кобылин и бывший сотрудник тюменской ФСБ Евгений Гладких готовятся услышать приговор
Тренер по самбо Александр Кобылин и бывший сотрудник тюменской ФСБ Евгений Гладких готовятся услышать приговор

Фото: Ирина Шарова, читатель 72.RU

В Уральском окружном военном суде завершается рассмотрение уголовного дела по «банде ФСБ», на счету которой семь убийств, угоны и грабежи. На скамье подсудимых бывший прапорщик ФСБ Евгений Гладких и детский тренер по самбо Александр Кобылин. Всю хронику преступлений можете почитать в нашем расширенном материале о банде (тут рассказано, кто туда входил, какие преступления совершал, их фамилии и фото). Банда просуществовала с 2008 по 2017 год, Евгений Гладких входил в нее с самого начала, а тренер примкнул в 2015 году.

Гособвинение

В прениях первыми выступили прокуроры. Они обосновали запрашиваемые сроки, ссылаясь на допросы и показания как свидетелей, так и участников банды. По обвинению касательно убийства женщины в 1994 году (она угрожала своим убийцам, что заявит в полицию об изнасиловании) они сняли пункт, указывающий на убийство, совершенное с особой жестокостью. Именно он убирал сроки давности по совершенному преступлению и давал право силовикам привлекать к уголовной ответственности Сергея Синякова (ниже мы расскажем, как он оказался на скамье подсудимых и как связан с одним из фигурантов дела о «банде ФСБ») и Александра Кобылина спустя 25 лет после преступления. Решение о том, прислушиваться ли к гособвинителям в этой части, должен принять судья.

Фото: Полина Авдошина (инфографика)

Прокуроры указали, что доводы Александра Кобылина о том, что после убийства тюменского таксиста Александра Чашникова в сентябре 2015 года он старался не общаться с представителями банды, не состоятельны. Эти факты опровергают перепиской, которая хранилась на его телефоне.

— В разделе чаты была его переписка с Алексеем Коротковым в мессенджере Viber в период с декабря 2016 по апрель 2017 года, где Кобылин сообщает Короткову об обстоятельствах вызова Синякова в правоохранительные органы, прикрепив фото протокола допроса (осенью 2016 года старая подруга Сергея Синякова позвонила следователям и рассказала, что он в 1994 году убил девушку. Мужчину вызывали в СКР и потом допрашивали. — Прим. ред.). Алексей Коротков сообщил ему, что «это может быть провокация со стороны правоохранительных органов», — озвучили гособвинители в суде.

Алексей Коротков до ареста служил опером в РУ ФСБ по Тюменской области. Он самый жестокий из участников, совершивший собственноручно большинство убийств. После задержания заключил досудебное соглашение, его осудили отдельно и за содействие следствию назначили максимально мягкое наказание — 24 года колонии. Он входил в банду с самого начала — с 2008 года.

Прокуроры пояснили, что на телефоне хранилась и переписка с Владимиром Гилевым, предполагаемым главарем банды. В сообщениях был текст языческой молитвы, которую тренер сбросил капитану ФСБ. После все четверо: Гладких, Гилев, Коротков и Кобылин — выехали в лес, где провели ритуал, дав клятвы. Это якобы сплотило группировку.

Показания Короткова гособвинение считает последовательными и правдивыми, несмотря на то, что он их менял. Например, на первых допросах он утверждал, что мигрантов убивали для того, чтобы потом создать экстремистское сообщество и раскрыть его. Это помогло бы ему и Гладких продвинуться по службе. Потом Коротков заявил, что это всё были выдумки.

Алексей Коротков заключил досудебное соглашение. За сотрудничество со следствием ему дали максимально мягкое наказание — 24 года колонии
Пожар в колонии
Всё про исчезновение младенца
Алтынов уходит в отставку
Если нет отопления
Сделать ремонт и не разориться
Заберут ли органы после смерти
27 сентября 2019, 12:10
Криминал
Банда киллеров из ФСБ
Подробности
Одному — пожизненное, другому — 18 лет: прокурор запросил сроки для участников тюменской «банды ФСБ»
По мнению гособвинителей, навсегда изолировать от общества нужно прапорщика ФСБ Евгения Гладких

ПОДЕЛИТЬСЯ

12 361
30
ОБСУДИТЬ
Тренер по самбо Александр Кобылин и бывший сотрудник тюменской ФСБ Евгений Гладких готовятся услышать приговор
Тренер по самбо Александр Кобылин и бывший сотрудник тюменской ФСБ Евгений Гладких готовятся услышать приговор

Фото: Ирина Шарова, читатель 72.RU

В Уральском окружном военном суде завершается рассмотрение уголовного дела по «банде ФСБ», на счету которой семь убийств, угоны и грабежи. На скамье подсудимых бывший прапорщик ФСБ Евгений Гладких и детский тренер по самбо Александр Кобылин. Всю хронику преступлений можете почитать в нашем расширенном материале о банде (тут рассказано, кто туда входил, какие преступления совершал, их фамилии и фото). Банда просуществовала с 2008 по 2017 год, Евгений Гладких входил в нее с самого начала, а тренер примкнул в 2015 году.

Гособвинение

В прениях первыми выступили прокуроры. Они обосновали запрашиваемые сроки, ссылаясь на допросы и показания как свидетелей, так и участников банды. По обвинению касательно убийства женщины в 1994 году (она угрожала своим убийцам, что заявит в полицию об изнасиловании) они сняли пункт, указывающий на убийство, совершенное с особой жестокостью. Именно он убирал сроки давности по совершенному преступлению и давал право силовикам привлекать к уголовной ответственности Сергея Синякова (ниже мы расскажем, как он оказался на скамье подсудимых и как связан с одним из фигурантов дела о «банде ФСБ») и Александра Кобылина спустя 25 лет после преступления. Решение о том, прислушиваться ли к гособвинителям в этой части, должен принять судья.

Фото: Полина Авдошина (инфографика)

Прокуроры указали, что доводы Александра Кобылина о том, что после убийства тюменского таксиста Александра Чашникова в сентябре 2015 года он старался не общаться с представителями банды, не состоятельны. Эти факты опровергают перепиской, которая хранилась на его телефоне.

— В разделе чаты была его переписка с Алексеем Коротковым в мессенджере Viber в период с декабря 2016 по апрель 2017 года, где Кобылин сообщает Короткову об обстоятельствах вызова Синякова в правоохранительные органы, прикрепив фото протокола допроса (осенью 2016 года старая подруга Сергея Синякова позвонила следователям и рассказала, что он в 1994 году убил девушку. Мужчину вызывали в СКР и потом допрашивали. — Прим. ред.). Алексей Коротков сообщил ему, что «это может быть провокация со стороны правоохранительных органов», — озвучили гособвинители в суде.

Алексей Коротков до ареста служил опером в РУ ФСБ по Тюменской области. Он самый жестокий из участников, совершивший собственноручно большинство убийств. После задержания заключил досудебное соглашение, его осудили отдельно и за содействие следствию назначили максимально мягкое наказание — 24 года колонии. Он входил в банду с самого начала — с 2008 года.

Прокуроры пояснили, что на телефоне хранилась и переписка с Владимиром Гилевым, предполагаемым главарем банды. В сообщениях был текст языческой молитвы, которую тренер сбросил капитану ФСБ. После все четверо: Гладких, Гилев, Коротков и Кобылин — выехали в лес, где провели ритуал, дав клятвы. Это якобы сплотило группировку.

Показания Короткова гособвинение считает последовательными и правдивыми, несмотря на то, что он их менял. Например, на первых допросах он утверждал, что мигрантов убивали для того, чтобы потом создать экстремистское сообщество и раскрыть его. Это помогло бы ему и Гладких продвинуться по службе. Потом Коротков заявил, что это всё были выдумки.

Алексей Коротков заключил досудебное соглашение. За сотрудничество со следствием ему дали максимально мягкое наказание — 24 года колонии
Алексей Коротков заключил досудебное соглашение. За сотрудничество со следствием ему дали максимально мягкое наказание — 24 года колонии

Фото: читатель 72.RU

Изменение показаний Евгения Гладких и его утверждения о том, что он просто выполнял приказы и не знал ничего о планируемых преступлениях, прокуроры сочли попыткой избежать ответственности.

Просим признать виновными и назначить наказание Евгению Гладких — пожизненное лишение свободы, Александру Кобылину — 18 лет лишения свободы

военные прокуроры

Сергею Синякову запросили 14 лет колонии.

Кто подсудимые: кратко

Сергей Синяков

Синяков — давний знакомый Александра Кобылина. По версии обвинения, они в 1994 году убили девушку. Преступление оставалось нераскрытым более 25 лет. Синяков попросил суд не отправлять его в колонию более чем на 10 лет. Мужчина опасается, что из-за состояния здоровья на свободу он уже не выйдет и не сможет увидеть родственников. В суде он полностью признал свою вину и раскаялся в содеянном. Его защитник указала, что в связи с тем, что из обвинения убрали пункт об убийстве с особой жестокостью, сроки давности по привлечению к уголовной ответственности уже вышли.

Евгений Гладких

Защитник Гладких выступил первым на заседании. Он обратил внимание суда на роль подсудимого в совершении преступлений.

— По долгу службы в ФСБ он должен был безукоризненно исполнять отданные приказы, поддерживать коллег в оперативных мероприятиях. Находясь рядом и принимая пассивное участие в совершениях преступлений, Евгений Гладких расценивал обращение к нему как некий приказ и выполнение того или иного задания. В силу своего характера (пассивен, не обладает лидерскими качествами) он не мог являться организатором преступлений. Изначально он не был осведомлен о преступных планах своих коллег, — пояснил адвокат Гладких.

Сам подсудимый указал, что он не согласен с обвинениями и неоднократно обращался в военный суд по этому поводу.

— Следователи не учитывали данные мною показания и выдвигали свои версии по каждому эпизоду. Даже в прениях гособвинители преувеличили некоторые моменты, а именно по убийства Холмуродова (18-летний таксист) они указали, что я якобы был в лесу при убийстве. На самом деле меня в момент убийства в лесу не было. Я только выполнял требования Короткова, но уже после совершенного им преступления. По поводу убийства Дмитрия Клованича, то в момент его убийства я не находился рядом, — пояснил Гладких. — Ни в одном из эпизодов у меня с собой не было оружия (по показаниям Короткова и версии гособвинения, Евгений Гладких всё время брал с собой только скотч, хотя Гилев и Коротков всегда были вооружены. — Прим. ред.).

В налете на дом обнальщика Дмитрия Клованича в 2008 году участвовал также бывший опер Сергей Зозуля. Его объявили в международный розыск
В налете на дом обнальщика Дмитрия Клованича в 2008 году участвовал также бывший опер Сергей Зозуля. Его объявили в международный розыск

Фото: Interpol.int

Он указал, что несколько раз ходатайствовал о проведении очных ставок с Алексеем Коротковым, но следователь всё время отказывал. Аналогичный ответ он получил и на прошение о проведении допроса на полиграфе.

— Я не был в организованной преступной группе, я даже не знал, что она существует и что у некоторых участников были изъяты незаконное оружие и боеприпасы. Если бы у меня был выбор, то я никогда в жизни не пошел бы на совершение преступлений, — рассказал Евгений Гладких в суде. — Я не отрицаю, что принимал участие и выполнял не по своей воле требования, о которых очень сожалею. Я никогда в жизни не пошел бы на лишение жизни другого гражданина.

В конце своего выступления Евгений Гладких, едва сдерживая слезы, попросил прощения у потерпевших.

Александр Кобылин

Адвокаты Александра Кобылина уделили много внимания доказательствам по делу об убийстве 1994 года. Они указали, что Сергей Синяков несколько раз меня показания, и, несмотря на его криминальное прошлое, ему избрали самую мягкую меру пресечения — подписку о невыезде.

В своих первоначальных показаниях и Коротков, и Гладких говорили, что они планировали создать экстремистское сообщество, которое якобы убивало мигрантов, а затем раскрыть его.

— Об этом в суде говорил и свидетель Н., который опознал в Алексее Короткове лицо, склонившее его к созданию видеоролика экстремистского содержания, снявшее видео и отредактировавшее его. После ролик был размещен в Сети интернет на личной страничке свидетеля от его имени. В отношении Н. возбудили уголовное дело. Он не знал, что Коротков был сотрудником ФСБ и не мог предположить, что в отношении него совершили провокацию. В суде он сказал, что отказался выкладывать видео, да и выложить его не мог — был в отъезде. Во избежание длительного срока заключения он признал вину и заключил досудебное соглашение, — озвучил адвокат.

Версию о том, что Кобылин предложил обстрелять кафе «Киш Миш», сказав, что его директор обратится к нему за помощью, в суде опроверг сам владелец. Его допрашивали, и он заявил, что тренера не знает, но они могли пересекаться в детстве на спортивных соревнованиях, рассказали адвокаты.

Александр Кобылин преподавал самбо. Несколько лет он тренировал личный состав РУ ФСБ по Тюменской области
Сам Александр Кобылин помогал Короткову в работе: давал информацию, ездил на встречи, помогал ему в оперативной работе.

— Действиями Кобылина руководили знания, почерпнутые из оперативных встреч с Коротковым. В соответствии с действующим законодательством, оперативная деятельность органов контрразведки протекает на принципах сочетания гласных и негласных методов. В совокупности с законами для решения поставленных задач органы ФСБ могут использовать чужое имущество, причинять ему и лицам вред в целях обеспечения безопасности, — пояснил адвокат. — Более того, оперативные сотрудники органов ФСБ и лица, им помогающие, освобождаются от административной, гражданской и уголовной ответственности, если они выполняют служебное задание на основании санкционированных судом, прокурором и вышестоящим руководством служебных заданий. Данное законодательство предполагает, что все граждане обязаны выполнять распоряжения и указания сотрудников ФСБ в их законных требованиях и обязаны сохранять в тайне информацию об оперативных мероприятиях. Кобылин не мог проверить наличие законных оснований в силу своего подчиненного положения. Кроме того, таким сотрудникам, помогающим органам ФСБ, не полагается вообще доступ к таким документам.

Сам Александр Кобылин попросил признать недопустимыми доказательствами явки с повинной и протоколы допросов, полученные после задержания. Он указал, что давал их под пытками током в оперчасти на улице Тульской. Мужчина не раз подавал жалобы по данному поводу, но по всем проверкам пришел отказ, поскольку состава преступления в действиях сотрудников не было и никаких пыток и давления к нему не применяли.

— Я никогда в жизни не оговаривал людей, чтобы спасти себя и свою жизнь, чтобы за счет свободы другого человека получить свою. Я не осуждаю Сергея Синякова, которого запугали те же люди, которые пытали меня на допросах. Целый отдел полиции на Тульской, 3 — это отдел садистов и преступников, — заявил в суде сам Кобылин. — Я прошел пытки и унижения и скажу вам, что это всё очень трудно выдержать и сохранить при этом здоровье.

Меня подставили, чтобы спасти убийцу и маньяка — офицера ФСБ Алексея Короткова

Александр Кобылин

— Зачем искать правду, выявлять истинные мотивы совершения убийств, если правда будет неприятна для всей Федеральной службы безопасности. Сколько еще таких Коротковых служат в ФСБ? — вопрошал в суде Кобылин. — Нам стоит только гадать. Для того чтобы сделать себе карьеру, такие сотрудники, как Коротков, убивают, подставляют невинных и сажают их в тюрьму. В суде был свидетель Н., молодой парень, которого подставил опер, и он получил реальный срок. Он опознал Корткова по фото как Леонида, человека, который сделал и был режиссером видео, а также обеспечил его оружием, за которое он получил срок. И этим занимаются сотрудники ФСБ?

Тренер считает, что его соседу по скамье подсудимых — Евгению Гладких — обвинение просит слишком большой срок.

— По показаниям, Коротков сам убил 5 человек, признал 3, а принимал участие в 7 убийствах. Сейчас Гладких просят пожизненное, а Короткову за 7 убийств дали 13 лет (по совокупности преступлений его отправили в колонию на 24 года. — Прим. ред.). И убил-то он вашего брата (обратился к родственникам потерпевших), а не этот щенок, который сидит рядом со мной (за высказывание «щенок» тренеру суд сделал замечание, поскольку это унижает честь и достоинство), а этот закоренелый кандидат в мастера спорта по дзюдо, боксер, 120 килограммов веса, живого мяса.

Суд взял несколько дней на принятие решения и вынесение вердикта по данному делу.
ТЕКСТ
Анна Яровая
https://72.ru/text/criminal/66249949/

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.608 seconds.