По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 22.10.2018
 

Продолжение разговора по душам с главой таджикской диаспоры в РФ, «узником совести», гражданином Российской Федерации Кароматом Шариповым, который более 10 месяцев находится в изгнании в Таджикистане. (3 часть)

Вопрос: Каромат Бакоевич!

В 1999 году в связи с выходом в отставку и на основании «Удостоверения офицера Вооруженных сил Российской Федерации» Вы получили паспорт гражданина Российской Федерации.

Как военнослужащему Вооруженных сил России Вам была назначена военная пенсия. Министерство обороны предоставило Вам квартиру как военнослужащему Вооруженных сил Российской Федерации.

По достижению 45-летнего возраста в 2008 году Вам произвели замену паспорта.

В качестве учредителя Вы зарегистрировали в Министерстве юстиции России две общественные организации: Фонд поддержки выходцев из Таджикистана «Точик – диаспора» и Общероссийское общественное движение «Таджикские трудовые мигранты».

То есть, начиная с 1999 года, на протяжении 18 лет ни у МВД России, ни у ФСБ РФ, ни у Министерства обороны РФ, ни у Министерства юстиции РФ не возникало никаких сомнений законности в выдачи Вам паспорта Российской Федерации.

И в связи с этим, у меня к Вам вопросы: «Кто стоит за Вашим изгнанием из России? И почему на скамье подсудимых не было сотрудника Ельнинского РОВД Смоленской области, выдавшего Вам паспорт?

Ответ:

Это была коллективная работа.

Мне, например, доподлинно известно, что в моем насильственном изгнании из России активное участие принимали как коррумпированные элементы из МВД России, так и из МВД Таджикистана.

Я представляю угрозу для коррупционеров и ворюг всех мастей, потому что в глаза «режу правду-матку».

Все эти 18 лет я требовал от всех сотрудников, кто занимался миграцией, одного: соблюдения законности и проявления человечности к моим соотечественникам из Таджикистана.

Это началось еще во времена существования Черкизона. Мы тогда с коллегой по воинской службе Сергеем Калеником спустились в подземелье Черкизона и сняли документальный фильм о рабском положении таджикских мигрантов.

В это же годы я присутствовал на одном из мероприятий, которое проводил Госнарконтроль по вопросу борьбы с распространением наркотиков. Совещание проходило в здании Совета Федерации на Арбате. Помню, как в своем выступлении я предложил всем участникам совещания, покинуть конферентзал и проехать на московский Черкизовский рынок.

Мое предложение перевели в шутку. Но я не шутил!

После распада СССР моих соотечественников в России становилось все больше и больше. Таджикистан был разорен гражданской войной. Работы в стране практически не было. Спасти семью от голодной смерти таджики могли, только отправившись на заработки в Россию. Вот тогда таджикских работяг и задействовали наркобороны в своем преступном бизнесе по сбыту и распространению наркотиков.

Но если в годы гражданской войны в Таджикистане для жителей Горно-Бадахшанского района, наркотики из Афганистана были «хлебным пайком», то после окончания войны наркотики стали средством личного обогащения наркоборонов.

Основным местом хранения и сбыта наркотиков был выбран рынок оптово-розничной торговли в Измайлово. Из Черкизона по всей территории России от Калининграда до Дальнего Востока под видом вещевых товаров (шмоток) везли наркотическое зелье.

Наркотрафик контролировался сначала по линии Минтруда, а затем, когда миграцию передали в подчинение МВД РТ и РФ, – сотрудниками этих структур. Преступная связь с представителями силовых ведомств базируется на принципе: «и овцы целы, и волки сыты».

Наркотики стали не только прибыльным бизнесом, но и средством в повышении процента раскрываемости преступлений, связанных с их сбытом и распространением.

Наркотики подбрасываются работниками правоохранительных органов при задержании граждан и обыске. Об этом говорят и многочисленные письма граждан Таджикистана, безвинно осужденных, и отбывающих наказание в местах лишения свободы на территории России за сбыт и распространение наркотиков.

Да и сам я только по воле Аллаха не стал очередной жертвой при обыске на моей квартире. Моему сыну удалось предотвратить действие сотрудника МВД, когда тот, держа нечто между пальцами, открыл платяной шкаф.

С тех пор я постоянно снимал на камеру действия полицейских при задержании.

В качестве правозащитника я много раз присутствовал на заседании суда.

Дело доходило до смешного. Был случай, когда в качестве понятых задействовали гражданина, «отмотавшего свой срок за хранение и сбыт наркотиков. Он говорил, что ему позвонил курирующий его полицейский. Понятой и не скрывал на суде о своем сотрудничестве с органами МВД.

Примечательно, что судьи при слушании дела никогда не задали подсудимому вопрос: «Откуда у подсудимого наркотики?».

Напрашивается единственный вывод: в трагической судьбе 9 миллионов наркоманов в России повинны не простые мигранты из Таджикистана, а наркобороны и соучастники из числа силовых структур, крышующие преступных бизнес.

На сайте «tajmigrant.com» был выложен видео материал о том, как гражданин Российской Федерации, выходец из Таджикистана, дает указание подбросить наркотики в машину руководителя регионального отделения Движения «Таджикские трудовые мигранты».

Но, несмотря на обнародование, данный преступный по содержанию факт так и не имел никаких последствий.

И не удивительно, ведь гражданин, дающий указание подбросить наркотики, был из числа 100 граждан, выходцев из Таджикистана, получивших Удостоверение по линии миграционной службы Таджикистана. Эта служба насчитывает 12 сотрудников МВД РТ.

И такое творится не только в Москве и Московской области. В 2010 году я присутствовал на заседании Регионального отделения Движения ООД «ТТМ» в Сибирском регионе. Картина ничем не отличается от столичной.

В городе Омске было 5 выходцев из Таджикистана, имеющих Удостоверение по линии Представительства миграционной службы РТ в РФ. Но занимались все они не вопросами миграции, а бизнесом.

В 2016 г. из Омска поступили сведения о том, что безвинно осужден таджик. Сообщалось, что «заказчики» имеют тесные связи с Петровкой, 38.

Оказалось, что в структуре МВД РФ работают выходцы из Таджикистана, родом из Тюбе, Айни, Гончи, Исфара, города Худжанда Ленинабадской, а ныне Согдийской области республики Таджикистан.

Но работают они в роли доносителей, провокаторов и посредников.

Наши соотечественники, работающие в МВД на Петровке, даже начали менять свои имена.

Например, сотрудник 11-ого отдела вместо Далера стал именоваться Денисом. Фамилию я не буду называть. Об этом «оборотне в погонах» много уже написано.

И то, что в моем изгнании из России задействованы были сотрудники МВД с Петровки,38, свидетельствует тот факт, что Далера – Дениса я, лично, видел 30 ноября 2017 года при моем задержании в коридоре Люберецкого городского суда.

То, что в преступной деятельности против своих соотечественников задействованы выходцы из Согдийской области мы видим на примере Мухиддина Махмудова и Алимова Байена. Они сотрудничают с Петровкой,38, выступая в качестве посредников. Вступая в контакт с наркокурьерами, они предлагают им поддержку в МВД (видеоматериал можно посмотреть на сайте«tajmigrant.com» и в ютубе).

В последние годы при участии этих посредников был налажен бизнес по сбору дани с таджикских мигрантов на московских рынках оптово- розничной торговли и в сфере ритуальных услуг.

Из средств массовой информации мы знаем, что среди полицейского начальства развелось много коррупционеров. И это понятно! Ведь ловить казнокрадов и прочих представителей преступного мира не прибыльно и куда труднее. Легче брать дань с трудящихся мигрантов, вешать на них административные и уголовные преступления, депортировать с территории России, вступив в сговор с должниками – работодателями.

Я задался вопросом: «Почему власть Таджикистана не защищает своих граждан, которые гибнут на производстве, находясь в миграции? Которых «кидают» работодатели? Которые по ложному обвинению содержатся в местах лишения свободы на территории России?».

И сделал вывод, что это результат внутренней политики властей Таджикистана. И причина кроется в том, что власть Таджикистана стремится избежать цветной революции.

Продолжение следует

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.633 seconds.