Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 13.05.2017
 

ТВ ДОЖДЬ – Исчезнувший триллион: почему рабочие собянинских мегастроек не получают зарплату за работу с 36-часовыми сменами и как они уходят в ИГ. (ВИДЕО)

Новости о бастующих строителях метро и автодорог появляются почти каждую неделю. Рабочие подают то жалобы в трудовую инспекцию, то заявления в правоохранительные органы. Почему самый богатый российский город не может рассчитаться с теми, кто его строит? Можно ли остаться исполнителем многомиллиардного госконтракта, фактически став банкротом? И каким образом пытаются поправить свое положение обманутые метростроители? Ответы – в репортаже «Дождя».

На метро и дороги Москва в ближайшие три года потратит более триллиона рублей. До конца 2020-го появится 57 новых станций. Возникнет еще одна кольцевая линия. Тянутся новые магистрали, появляются мосты и эстакады. Казалось бы, система накачана деньгами. Но все чаще мы слышим о забастовках метростроевцев и автодорожников.

Вот что рассказывают работники московских строек:

— Мы не получили зарплату: октябрь, ноябрь, декабрь.

— С августа месяца работали в «Глобатэке», обещали-обещали, никак не платят деньги.

— Передо мной они 185 тысяч должны.

— Поймай покемона. Так же и мы бегали за кассиром.

Александру Пискунову 58 лет. Позади  годы работы на севере — Надым, Новый Уренгой. А в последнее время строил эстакаду возле метро «Щелковская».

Александр Пискунов, водитель катка: Я на грунтовом катке работал. Все, что под асфальтом, то мое.

Эстакаду в торжественной обстановке открыли 16 сентября 2016 года. Вместе с вице-мэром Маратом Хуснуллиным в объектив телекамер попал владелец компании «Горизонт» Вадим Крылков.

Обратная сторона этих коротких сроков — грандиозные переработки. Лишь бы успеть к выборам в Госдуму.

Александр Пискунов, водитель катка: Приходилось под сдачу работать по 36 без отдыха. 260 часов наработал за полмесяца.

Но после сдачи объекта «Горизонт» внезапно перестал платить деньги. До сих пор без зарплаты около 2 тысяч человек. Тому же Александру должны 180 тысяч рублей.

Григорий Сивачев, профсоюзный лидер, основатель МПРА: Строительная компания «Горизонт» непонятно как получила подряд. Представляете, что такое две тысячи человек, каждому должны примерно по 100 тысяч рублей в среднем. Если умножить, получается, неплохо наварилось руководство. И деньги они получили.

Фирдас уехал из родного Таджикистана, когда ему исполнилось 18. Теперь он в Москве и полжизни проводит под землей. Нехитрое расписание: в шесть утра подъем в общежитии, в полседьмого — автобус, в полвосьмого — спуск в шахту метро. В 8 вечера лифт вернет его обратно на землю.

Фирдас Кодиров, сварщик СМУ «Ингеоком»: Я работал на стройплощадке три года. До сих пор, уже шестой месяц, не получаем зарплату. Здесь как рай, а там внутри спускаешься, там ад. Грязно, вода течет. Дышать невозможно, дым, опасная, трудная работа.

Среди объектов «Ингеокома» — олимпийский стадион «Фишт», обновленный «Детский мир» в Москве, торговый центр «Атриум». Но сейчас второй по объему заказов строитель московского метро СМУ «Ингеоком» на грани банкротства.

Рабочие  пишут жалобы в Трудовую инспекцию и заявления в Следственный комитет. Только денег по-прежнему нет. Руководство «Ингеокома», рассмотрев запрос Дождя, отказалось на него отвечать. Зато с нами поговорил главный инженер Тенгиз Шургая.

Тенгиз Шургая, главный инженер СМУ «Ингеоком»: Нам просто тупо не хватает денег. Тем более, сейчас, когда происходят серьезные изменения в ценах.

Найти строительную компанию «Горизонт» совсем непросто. Сайт не работает, с телефонами тоже неудача. Мы пытались дозвониться:

— Добрый день, я могу поговорить с Вадимом Крылковым?

— Вы в какую организацию звоните?

— В компанию «Горизонт».

— Здесь нет такой организации. Нам названивают все, кому не лень! Я не знаю, кто это такие, где их взять, тоже не знаю.

Правда, если верить московской мэрии, «Горизонт» живее всех живых. Целых 500 человек прямо сейчас трудится на Щелковском шоссе. Едем их искать. Работа действительно кипит. Над бывшим Черкизовским рынком растут эстакады. Но удивительное дело, здесь уже совсем другие фирмы.

Юрий Заворотний, зам гендиректора СПК «Альянс»: Добавочно нам дали с начала этого года остаток работ, оставшийся за ООО «Горизонт», который в данное время не работает.

— Я правильно понимаю, что сейчас не осталось ни техники, ни рабочих «Горизонта» на Щелковском шоссе?

Юрий Заворотний, зам гендиректора СПК «Альянс»: Ну, наверное. Во всяком случае, я не вижу.

А вот по документам именно «Горизонт» продолжает выполнять два контракта на общую сумму в 17 млрд. рублей.  Обласканный московской властью молодой предприниматель Вадим Крылков, владелец «Горизонта», имеет хороших бизнес-партнеров. Например, Натан Винер, известный девелопер и пасынок олигарха Алишера Усманова.

Каромат Шарипов, лидер общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»: Для меня он преступник. Открыто скажу, что он взаимодействует постоянно с чиновниками на уровне мэра города Москвы, на уровне Департамента строительства.

Несколько лет назад «Ингеоком» привлек крохотную фирму «Спецтехреконструкция», а та поставила стрелку, ведущую в еще не открытый тоннель. Фактически работали действующие сотрудники метрополитена, они радовались «халтуре» — десять тысяч рублей за ночь. Но закрепили  стрелку не как положено, а просто прикрутили к рельсам проволокой. Так она проболталась целых девять дней, пока не спровоцировала крупнейшую катастрофу в истории московского метро.

Как рассказал Дождю главный инженер Тенгиз Шургая, генеральный подрядчик метройстройки — госкомпания «Мосинжпроект». Метро пытаются проложить в сжатые сроки, только с начала года открыли три новых станции. Чтобы достичь таких «сталинских» темпов, строить начинают без полной сметы и утвержденной проектной документации. И поэтому «Мосинжпроект» перечисляет «Ингеокому» не всю положенную сумму, а только 70%. Оставшиеся 30% генподрядчик удерживает до завершения проекта и окончательной сметы.

В январе «Ингеоком» сдал второй тоннель от «Делового центра» до «Парка Победы». Но, говорит Шургая, с ними до сих пор не рассчитались. Рабочие бастуют с февраля, объекты опустели. А поставщики подают против компании  иски о банкротстве. Рабочие рассказывают:

— Вот автобус стоит, даже солярка нет. Даже на работу с метро ездим.

— Вчера хотели залить бетон. А оказалось, что у них есть долги, кто производит вот это.

В Департаменте строительства Москвы на запрос Дождя не ответили.

Александр Зимбовский, член Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация»: Те, кто не был в Следственном комитете, мы идем, соответственно, писать заявления. Бланки заявления заполним там, бланки заявления с собой.

Александр Зимбовский — коммунист и один из основателей профсоюза. Вместе с коллегами он координирует рабочих, назначает время акций, помогает подать заявления в правоохранительные органы, да что там — сам же и диктует эти заявления. Занимается  менеджментом забастовок.

Григорий Сивачев, профсоюзный активист, основатель МПРА: Это становится более заметно, потому что мы везде стремимся ходить большими массами. Мы сначала людям помогаем, пытаемся выбить для них деньги, пытаемся заставить госслужбы работать, а потом уже, когда они получают задолженность, мы говорим: ну теперь ребята вы знаете, что профсоюз действительно очень нужное объединение.

Попасть в профсоюз можно всего за 1% от зарплаты в месяц. Но общественным лидерам уже есть чем гордиться. Например, они добились возбуждения уголовного дела против руководства фирмы «СМУ-77», подрядчика все того же «Ингеокома». Зарплаты получили примерно 40 человек.

Александр Зимбовский, член Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация»: Собственно говоря, по «СМУ-77» вот именно так пытались пошутить, и только потому что рабочие очень активно, очень публично ходили по инстанциям и устраивали большой публичный скандал, все-таки нашлись и рога, и копыта, и «Ингеокому» пришлось за это заплатить.

Но большинство обманутых рабочих все же так и остаются без денег. Например, лидер движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов, говорит, что каждый день к нему с жалобами приходит до 150 человек.

Каромат Шарипов, лидер общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»: Сотни или несколько тысяч людей, десятки тысяч из постпространства СНГ оказались в Сирии. В Таджикистане он получил кредит, приехал в Россию, здесь четыре месяца работал, занимал деньги, привел 15 человек на работу, поверил работодателю. А в результате…

— То есть эти люди сначала берут кредиты, потом едут зарабатывать в Россию?

Каромат Шарипов, лидер общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»: Обязательно. Ну откуда у него деньги? Готов любой банк — киргизский, таджикский — выдавать ему любую сумму.

По словам Шарипова, кинутые рабочие сами ищут вербовщиков, чтобы поехать в Сирию. Заработав на войне, можно рассчитаться с кредитами.

Каромат Шарипов, лидер общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»: Завербуйте меня, я готов ехать воевать в Сирии, Ираке или других местах, только с одним условием: ваша команда, финансисты ИГИЛ может платить мне деньги, какую сумму? Общая сумма — 10 тысяч долларов, проблем нету.

Александр Пискунов, тот самый, который рассказывал Дождю, что бегает за кассиром, как за покемоном, недавно ходил к следователю. По факту невыплаты зарплат в «Горизонте» открыто уголовное дело. После этого Пискунову позвонил начальник службы безопасности и пообещал выплатить долг — 180 тысяч. Но с одним условием.

Александр Пискунов, водитель катка: Это я бумаги должен был подписать: претензий к «Горизонту» не имею. И на звонки следователя не отвечать. И лучше уехать куда-нибудь из Москвы.

— И вы не стали ее подписывать?

Александр Пискунов, водитель катка: И я не стал подписывать.

— Почему?

Александр Пискунов, водитель катка: Потому что он мне одному собирался выдать — это раз. Во-вторых, я за свои деньги должен еще от следователя бегать? Пускай они бегают.

https://tvrain.ru

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.468 seconds.