Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 07.11.2017
 

«тяжелое социально-экономическое положение народа заставляет его уезжать на войну»

А судьи кто?

И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? (от Матфея, глава VII)

Террористический акт в Нью-Йорке, совершенный 31 октября т.г. выходцем из Узбекистана С.Саиповым вызвал большой резонанс в мировых СМИ. Как и следовало ожидать, посыпались гневные статьи и очерки, в которых авторы чуть ли не каждого узбекистанца называли террористом, а Узбекистан «очагом насильственного экстремизма и радикализма».

Так ли это на самом деле? Давайте обратимся к фактам. Фактам, которые предоставлялись международными неправительственными организациями, влиятельными зарубежными экспертами и т.д.

Одно из самых частых обвинений, звучащих в адрес Узбекистана – участие выходцев из страны в зоне боевых действий в Сирии и Ираке. Дескать, «тяжелое социально-экономическое положение народа заставляет его уезжать на войну» Ну что ж, давайте обратимся к цифрам. Эксперты аналитической компании Soufan Group (США) в опубликованном докладе «За пределами халифата: иностранные боевики и угроза их возвращения» (Beyond the Caliphate: Foreign Fighters and the Threat of Returnees) подсчитали количество людей, присоединившихся к ИГ. Согласно докладу, в «топ-5» стран, откуда к ИГ примкнуло наибольшее количество людей, входят Россия (3417 чел.), Саудовская Аравия (3244 чел.), Иордания (3000 чел.), Тунис (2926 чел.) Франция (1910 чел.). Выходцев из Узбекистана авторы насчитали 1500. При этом из стран ЕС в составе ИГ имеется 5000 человек. Кроме Франции здесь есть выходцы из Дании, Финляндии, Италии, Германии, Бельгии, Австрии и т.д. Более 300 человек из США и Канады также присоединились к ИГ. Тогда возникает вполне нормальный вопрос – может дело не в социально-экономическом положении? Может пора уже понять, что терроризм и экстремизм не знают границ. Уникальные возможности, которые предоставил научно-технический прогресс, умело используются и вербовщиками. Им все равно, из какой вы страны. Иначе как по-другому можно объяснить немалое количество граждан из вполне благополучных стран ЕС и Северной Америки?

Хотим обратить внимание еще на один факт. Большинство из выходцев Узбекистана, присоединившихся к ИГ, было завербовано не на территории Узбекистана. Исследователь Центральной Азии из Human Rights Watch Стив Свердлов считает, что большинство узбеков, присоединившихся к ИГ, стали радикалами в России, куда отправились в поисках работы. «Огромное большинство приезжает через Россию, где некоторые из них проводят много лет», — рассказал он. Согласно данным Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС по состоянию на 1 августа с.г. в России находилось 1,975 миллиона граждан Узбекистана. Путем нехитрого подсчёта можно уточнить, что всего лишь около 0,08% из них было завербовано и направилось воевать. Согласитесь, это не много.

Еще один «аргумент» СМИ и экспертов – неприспособленность граждан Узбекистана интегрироваться в западные общества, т.к. они не обладают идеологическим иммунитетом. В Узбекистане якобы не ведется действенная работа по воспитанию молодежи. Хочется отметить, что государство проводит колоссальную работу в этом направлении, т.к. более 60% населения страны составляет молодежь (а во всем мире сейчас 2 млрд. молодых людей, которые потенциально являются уязвимыми перед вербовкой). В 2017г 60% Государственного бюджета было направлено в социальную сферу, где приоритетным направлением естественно является образование. Был принят Закон «О государственной молодежной политике», организован Союз Молодежи Узбекистана. Более того, Узбекистан предлагает разработать Международную конвенцию ООН о правах молодежи, нацеленную на формирование и реализацию молодёжной политики в условиях глобализации и бурного развития информационно-коммуникационных технологий. Также президент РУз отметил необходимость ограждении молодежи от различных деструктивных идей, создании условий для получения ими современного образования и воспитания их гармонично развитыми личностями.

И естественно, мало кто из зарубежных СМИ и экспертов знает истинное значение уникального института махалли. Они не знают, что этот институт является важнейшим элементом в воспитании молодежи. Возможно, дело в самих странах-реципиентах, которые не

могут создать адекватные условия для иммигрантов. Вспоминается горький пример Франции, в которой с пугающей периодичностью происходят недовольства арабов, выливающиеся обычно в погромы. Да и в самой Америке периодически вспыхивают беспорядки на фоне расовой ненависти. Создается впечатление, что за более чем 200 лет афроамериканцы так и не смогли интегрироваться в американское общество…

Нельзя также не отметить тезис о плохой работе правоохранительных органов и спецслужб Узбекистана. Бьюсь об заклад, что рядовой узбекистанец и не вспомнит, когда в последний раз в стране происходили террористические акты (2004г, атаки на посольства США и Израиля). Разве это не показатель правильно налаженной работы по предотвращению подобных явлений? И это учитывая то, что Узбекистан непосредственно граничит с Афганистаном! По словам Э.Марат, адъюнкт-профессора Колледжа международной безопасности в Вашингтоне, правоохранительным органам стран Запада необходимо прекратить относиться ко всем представителям этнических и религиозных общин как к подозреваемым, и вместо этого наладить с ними сотрудничество с целью определения людей, которые чувствуют себя обиженными или потерянными. Возможно им есть чему поучится у своих узбекистанских коллег, а не сваливать всю вину на других?

В «Глобальном индексе терроризма» (Global Terrorism Index) за 2016г австралийской некоммерческой организация «Институт экономики и мира» Узбекистан занял 117 позицию из 130 стран (чем ниже, тем лучше. В «топ -10» вошли Ирак, Афганистан, Нигерия, Пакистан, Сирия, Йемен и т.д.). Это означает, что Узбекистан в списке 30 самых безопасных стран в этом отношении. Такое же нельзя сказать даже про самые развитые страны мира, которые на себе испытали весь ужас терроризма. Волна терактов прокатилась по Франции (29-е место), Великобритании (34-е место), США (36-е место) Германии (41-е место). Никто не хочет сказать, что эти страны являются уязвимыми перед терроризмом. Просто они уже не могут со стороны спокойно наблюдать, как ежедневно взрываются мечети, базары в Ираке, Афганистане, Сирии. Война пришла и к ним…

Узбекистан – страна счастливых людей. В рейтинге стран мира по уровню счастья населения в 2016 году (World Happiness Report 2016), проведенном исследовательским центром «Институт Земли» (The Earth Institute) под эгидой ООН в рамках глобальной инициативы «Сеть решений устойчивого развития» (UN Sustainable Development Solutions Network), Узбекистан занял 49 место, обогнав Италию, Японию, Китай, Индию, Россия и ряд других довольно не бедных стран. На это, естественно, многие СМИ просто и не обратили внимание. Им легче искать кровожадных террористов в Узбекистане или узбеков за пределами страны. Единственное условия – они должны быть террористами.

Но давайте обратимся к СМИ и экспертам, которые нашли в себе мужество адекватно оценить ситуацию. Опытный эксперт М.Ларуэль подчеркивает в своей статье во влиятельнейшем американском журнале Foreign Affairs, что Узбекистан по-прежнему свободен от террористического насилия. Она отмечает, что с приходом к власти Ш.Мирзиёева в настоящее время идет процесс реформ. Одна из них – смягчить светскую политику страны, чтобы лучше учитывать ислам и реинтегрировать его в политический дискурс.

Продолжая рассуждать, Ларуэль считает, что исламская идентичность в стране формируется и растет мирно. Молодое поколение узбеков все больше гордится за свою религиозную самобытность: они держат священный пост и уделяют внимание благотворительности регулярнее, чем предыдущие поколения.

Автор приходит к выводу, что узбекский терроризм в Европе и Соединенных Штатах является не прямым результатом политики Узбекистана, а результатом сложных интеграционных процессов в странах, принимающих иммигрантов. Если политики хотят изменить ситуацию, им необходимо искать внутренние факторы, которые могут побудить иммигрантов быть радикальными в Соединенных Штатах, и не видеть страну в качестве жертвы якобы «экспортируемого» насилия другой страны.

Аналогичного мнения придерживается руководитель проекта независимой некоммерческой организации со штаб-квартирой в Брюсселе – Международной кризисной группы (ICG) в Центральной Азии Дейрдре Тайнан. Она подчеркнула, что проблему

превращения обычных мигрантов в потенциальных террористов нередко следует искать не столько на их исторической родине, сколько в новой стране проживания.

Проводя параллели с террористическими атаками в Стокгольме, Санкт-Петербурге и в Нью-Йорке, Тайнан отмечает, что связующим звеном этих событий является то, что радикализация этих людей произошла не в Центральной Азии. Они оказались во власти радикальных идей, когда стали иммигрантами в других странах. Поэтому большинство вопросов нужно задавать представителям этих государств, а не стран Центральной Азии.

В свою очередь NBC отмечает, что узбеки были вовлечены в другие террористические акты. Но тут же приводит мнение экспертов, которые считают, что большинство узбеков были радикализованы после того, как они покинули регион.

«Увязать Узбекистан с терроризмом – это не способ оценивать страну, потому что она действительно этого не заслуживает», – сказал NBC профессор антропологии в Северо-Восточном университете Иллинойса Расселл Занка. «Я бы сказал, что в США, возможно, столько же, если не больше, исламских боевиков, чем в Узбекистане».

Нельзя не отметить, что радикализация людей (куда входит вербовка, «промывание мозгов», подготовка к диверсиям и т.д.) довольно долгий процесс. Раз она происходит, это означает, что экстремисты пользуются определенными лазейками в законах или чрезмерной «добротой» стран-реципиентов для ведения своей деятельности. Нельзя ведь давать политическое убежище всем подряд. Швеция, Германия, Бельгия и ряд других государств уже стали заложниками подобной политики «открытых дверей».

Американский исследователь Сара Кендзиор, которая изучает Узбекистан в течение многих лет, отметила в своем микроблоге в Твиттере, что за последние годы на Западе было три случая террористических актов с участием узбеков с Узбекистана и один случай с этническим узбеком из Кыргызстана. «Это трудно назвать эпидемией. Мне кажется, что акцентирование в СМИ национальности террориста, которое якобы уже является доказательством насилия, является неправильным и опасным рассуждением. Особенно когда люди так мало знают о Центральной Азии. Мне кажется, что в СМИ прочно укрепился стереотип «террориста узбека», под который потом пытаются найти факты».

ВВС отмечает, что подавляющее большинство узбеков в США не совершали терактов и не заинтересованы в присоединении к террористическим организациям.

Это можно сказать в отношении людей любых национальностей. Люди делают смешные предположения об Узбекистане, основываясь только на том, что это мусульманская страна, о которой они ничего не знают. Официальные лица и СМИ должны внимательно изучить его жизнь за последние семь лет в США, а не только ссылаться на его узбекское происхождение.

Узбекистан могут обвинять во всем. Но одного у страны не отнять – здесь никогда не давали повода экстремистам и террористам чувствовать себя спокойно. Были перекрыты каналы финансирования, велась жесткая борьба с различными поползновениями этой чумы 21 века.

Более того, новое руководство Узбекистана не собирается клином вышибать клин. В своем выступлении на Генеральной Ассамблеи ООН президент Узбекистана Ш.Мирзиёев отметил, что важнейшей задачей является борьба за умы людей, в первую очередь молодежи. Такая борьба будет вестись просветительскими методами – в Самарканде будет организован Международный исследовательский Центр имени Имама Бухари, а в Ташкенте Центр исламской цивилизации. Такими методами в стране будут бороться против радикализации людей!

Международные организации и страны признают это. В частности, Специальный докладчик Совета по вопросу о свободе религии и убеждений Ахмед Шахид дал высокую оценку проводимому в Узбекистане новому этапу преобразований и реформ по развитию гражданского общества, обеспечению толерантности и религиозной свободы, защите прав верующих и недопущению их дискриминации. Он поддержал предложение о принятии специальной резолюции «Просвещение и религиозная толерантность», а также создание центров им. Имама Бухари и исламской цивилизации в Самарканде и в Ташкенте. Он также отметил, что «один из самых положительных моментов, исключение 16 тысяч человек из так называемого спец списка, при этом правительство оказывает содействие в их реинтеграции в жизни общества».

Стоит отметить, что Узбекистан немедленно выразил свою позицию по отношению к случившемуся в Нью-Йорке. Президент Ш.Мирзиёев выразил соболезнования Президенту США Дональду Трампу в связи с терактом в Нью-Иорке. Он отметил, что Узбекистан, со своей стороны, готов задействовать все силы и средства для оказания содействия в расследовании данного террористического акта.

Пресловутый суффикс «стан» стал символом хаоса, насилия и жестокости. Наверняка имиджмейкеры прорабатывают ходы по уменьшению негативного влияния данного суффикса на имидж стран, имеющие его. Но разве дело только в названии страны? Ведь изменив название, нельзя поменять суть. Поэтому тем людям, которым мерещатся террористы в каждом углу Узбекистана, предлагаем посетить страну. Уж лучше раз увидеть, чем верить истеричным слухам и небылицам! (Кстати, туристы в Узбекистан едут охотно – за первое полугодие этого года в страну прибыл 1 млн. 125 тысяч туристов, что на 18% больше чем в первом полугодии 2016 года. Вряд ли бы они поехали в страну, где есть реальная угроза их жизни..). Гостей то в Узбекистане принимают с распростертыми объятиями. Заодно они поправят свои знания по географии, узнают, что Узбекистан – это не Афганистан и не Пакистан. Возможно потом они будут писать уже веселые очерки о приключениях в самом центре региона Центральная Азия.

Валерий Нигматов

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.645 seconds.