По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 13.07.2017
 

Угрозы, идущие с афганского севера

Движение «Талибан» объявившее о начале нового наступления, практическими результатами показывает, что у него слова не расходятся с делом, и оно полно решимости в ходе операции «Мансури» плотно закрепиться на территориях, которые им удастся отбить у официального Кабула. Причем речь идет о провинциях на севере Афганистана, непосредственно примыкающих к южным границам среднеазиатских республик, куда стекаются отряды талибов с юга и востока страны.

Причем талибы не ограничиваются ползучей оккупацией отдаленных селений. Их атака на гарнизон 209-го корпуса Афганской национальной армии, расположенный на западной окраине северной столицы Мазари-Шарифа, которая унесла жизни более 250 афганских военных, показала, что отряды движения способны проводить эффективные вооруженные акции и брать под свой контроль крупные населенные пункты и даже целые провинции.

Другая заметная особенность афганского «калейдоскопа» – растущая роль ИГ, чьи боевики также активно осваивают север страны. По словам бывшего политического директора, спецмиссии ООН в Афганистане Таалатбека Масадыкова, «никто в этой стране точно не может сказать, кто атаковал гарнизон афганской армии в Мазари-Шарифе, – талибы или игиловцы».

По сведениям из заслуживающих доверия афганских источников, количество боевиков ИГ в северных провинциях страны выглядит весьма внушительным: в Кундузе и Тахоре по три тысячи; в Фарьябе и Сарипуле – от двух до трех тысяч; в Джаузджане, Самангане и Балхе по тысяче боевиков. Костяк этих сил составляют выходцы из стран Центральной Азии, Северного Кавказа, китайские уйгуры. И именно от растущей численности группировок ИГ на севере Афганистана исходит главная угроза для стран Центральной Азии.

Амбиции же талибов ограничены Афганистаном. Они, в отличие от игиловцев, стремятся вернуть себе власть в Кабуле. При этом никаких планов внешней экспансии за пределы Афганистана они не вынашивают. За 20 с лишним лет после их возникновения на афганской сцене никто и никогда не в состоянии был их обвинить в таких замыслах. У ИГ совершенно другая идеология и планы. Речь уже давно идет о создании ими провинции Хорасан, объединяющей все регионы Центральной Азии, включая китайский СУАР. Именно эта цель стимулирует вставать под черные знамена ИГ этнических узбеков, туркмен, таджиков, казахов, киргизов и уйгуров, значительная часть которых постепенно прибывает на север Афганистана из Сирии и из лагерей, находящихся в так называемой зоне племен на границе Пакистана и Афганистана.

В этой связи не утрачивает своей актуальности вопрос, насколько вооруженные силы стран ЦА готовы к этим угрозам, идущим с севера Афганистана. Ситуация не столь однозначно и лучше всех к потенциальным вызовам, по мнению, военных экспертов готов Узбекистан. В мировом рейтинге огневой мощи Global Firepower Index Узбекистан обладает самой мощной армией в ЦА, занимая в рейтинге 48-е место. Идущим вторым, Казахстан занимает 53-е место. Самое слабое звено – Таджикистан, который уступает всем соседям и разместился на 112 –ом месте в рейтинге из 127 стран.

Сделав упор на собственные силы и отказавшись от блоковой политики на границе с Афганистаном страна за годы независимости сформировала многоуровневый защитный рубеж. Действующий президент Шовкат Мирзиёев обнародовал планы по строительству в стране полноценного военно-промышленного комплекса. Немаловажно, что в республике очень высок авторитет армии. Среди молодежи высок престиж военной службы. Дело дошло до того, что родители молодых узбеков нередко дают взятки не за то, чтобы «откосить» свое чадо от призыва, а наоборот, чтобы он в армию попал. Элитных родов войск это касается вдвойне.

Диаметрально противоположная ситуация в Таджикистане, где молодые люди в массовом порядке дают взятки военкомам, чтобы не служить и получить военный билет. Публикации об удручающем состоянии таджикской армии появляются достаточно регулярно, но и большой тревоги за таджикский «фланг» тоже нет. Все прекрасно понимают, защиту страны от внешних угроз обеспечивает, размешенный в республики семитысячный российский воинский контингент.

Прошлогодние локальные конфликты на туркмено-афганской границе показали, что туркменам пока удается отбиваться не за счет боевой выучки, а потому что незваные гости проверяют заслоны на границе небольшими группами и довольствуются рейдами и грабежами в приграничных районах.

Служба в армии Туркмении по призыву длится два года. Для большинства солдат-срочников армейские будни, по факту, очень мало связаны с военной деятельностью. Они заняты не столько боевой подготовкой, сколько низкоквалифицированным трудом в различных отраслях промышленности и сельском хозяйстве. В последние годы власти страны пытаются модернизировать свою армию. Впрочем, не слишком успешно. Несмотря на закупку современной военной техники, в войсках катастрофически не хватает квалифицированного офицерского и старшего сержантского состава для ее обслуживания.

В этом афганском геополитическом клубке с различными по окраске нитями, где переплетаются интересы Америки, России, Китая, Ирана, Евросоюза, конечно, странам Центральной Азии приходится неуютно. Афганский синдром пройдет еще не скоро. Поэтому стабильность в регионе будет в немалой степени зависть не только от способности вооруженных сил государств региона самостоятельно и коллективно отвечать на внешние вызовы, но и от устойчивости внутреннего социально-экономического развития стран ЦА.

Андрей Иванов

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.546 seconds.