Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 13.09.2017
 

В действительности, никакого «священного джихада» тут нет, а именно здесь мы воюем на «чужого дядю», с той разницей, что на кону стоит наша жизнь, которая по большому счету ничего не значит.

323Страшилка со счастливым концом

История, которая произошла со мной, следует отнести к разряду «страшилка со счастливым концом». Оглядываясь назад, я в очередной раз убеждаюсь, что судьба благосклонна ко мне, ведь я бы мог быть на месте тех людей, которых поглотила эта мясорубка в лице террористической организации «Исламское государства.

В 2015 году, находясь в кризисном состоянии, по причине различных личных переживаний, семейных проблем, отсутствия работы и множество других причин, я решил сменить обстановку и выехать на заработки в Россию, тем более, что в родном Таджикистане мне не сулило никаких перспектив и возможностей.

По приезду в Россию – г.Москва, уже на вокзале я столкнулся с человеческим пренебрежением, постепенно я привык к такому отношению со стороны тамошних местных жителей, которые не были коренными москвичами, а приехали с других регионов России, однако считали себя так сказать «продвинутыми, светскими людьми».

Конечно в таких условиях, начинаешь ценить человеческое внимание, доброту, сострадание, заботу. Именно такое отношение я увидел со стороны троих жителей Дагестана которые, как и я находились на заработках. С указанными людьми, я встретился возле центральной мечете в г.Москва, когда ходил на пятничную молитву. Хочу сразу заметить, это единственное место вдали от дома, где мне по-настоящему было спокойно и хорошо. Видя такое отношение со стороны людей таких, как и ты, невольно втягиваешься в общения с ними, и постепенно круг твоего общения огранивается только этими людьми.

Постепенно наше общение приобрели совсем иной характер, оно стало сосредотачиваться вокруг социальной несправедливости, то есть мои «новые друзья» постоянно говорили, что Аллах приготовил нам другую жизнь и мы не должны «пахать» тут на чужого дядю, хватит терпеть все эти унижения и оскорбления, пора самим диктовать условиях. Самого того не замечая, внутри меня начало расти противоречие, окружающие меня людьми, становились мне ненавистными. Чувствую мое состояние, мне предложили поехать в Сирию, для совершения «священного джихада». На тот момент я даже не осознавал всей трагичности своего поступка, и без всяких противоречий я согласился выехать в данную арабскую страну.

Система отправки в Сирию через Россию уже была хорошо налажена, и я без каких-либо серьезных проблем, очутился в Турции, а потом на перевалочной базе, виде обычного жилого дома, на территории Сирии, таких как я, было порядка 15 человек, в основном трудовые мигранты из Центральной Азии, мы сразу нашли общий язык, наверное, схожие традиции, говорили сами за себя.

После нескольких дней подготовки, мы попали в центр боевых действий, и мои религиозные убеждения начали ударяться об жестокую реальность.

В действительности, никакого «священного джихада» тут нет, а именно здесь мы воюем на «чужого дядю», с той разницей, что на кону стоит наша жизнь, которая по большому счету ничего не значит. Ты вынужден грубо говоря «отстреливаться», прогибаясь и перемещаясь от одной точки в другую, ища подходящего положения для своей безопасности, и тут уже нет «плохого» или «хорошего», есть только «живой» и «мертвый», и чтобы не оказаться в числе

мертвых, ты должен двигаться, скрываться, оттягивая время до наступления твоего оппонента.

Ровно через 45 дней, из 15 прибывших со мной человек в живых осталось всего 8, остальные погибли в зоне боевого конфликта, а их тела стались гнить под руинами зданий вперемешку с грязью и пылью. И никто из наших полевых командир даже не упомянул об их присутствии, т.е. человеческая жизнь здесь ровным счетом «ничто».

Сразу хочу заметить, что мое здоровья, на которое я никогда не жаловался, стало подводить меня, я сильно похудел, психологическая напряженность напрямую отражалась на физическом состоянии. Но здесь нельзя жаловаться, никакая медицинская помощь тебе не будет оказана своевременно, для боевиков легче тебя пристрелить, чем волочить за собой как лишнюю обузу. Здесь я полностью был отрезан от мира, не знал даже какой день недели, что твориться в мире, как там на родине. Вспоминания о родных все больше будоражила мою память, и я постепенно начал размышлять над тем, как покинуть данную страну.

С учетом того, что в наш перевалочный пункт, периодически пребывали т.н. новые члены, старшие (командиры) не вели конкретный счет, в лагере была бесконтрольность. Мы в основном ели, чистили оружие, спали или просто разговаривали обо всем, доме, детстве, родителях и т.д.

Воспользовавшись ситуацией, я понял, что шансы покинуть данное место, очень большие, и мысль погибать в чужой стране, мне просто не давали покоя. Однако мои старания оправдались, местные жители, которые располагались неподалеку от перевалочной базы, помогли мне добраться до центра, организовать телефонную связь с родственниками.

В целом на процесс возвращения домой ушел целый месяц, сейчас я нахожусь дома, в отношении меня проводятся следственные мероприятия. Хотя люди, добровольно сдавшиеся правоохранительным органам, освобождаются от уголовной ответственности по указанию президента Таджикистана, шлейф позора, который я навлек на свою семью, будут преследовать меня до конца всей моей жизни. Да простит меня Аллах!!!

Фатхулло Забиров

Похожие записи:

    Не найдено.

Вы можете оставить сообщение



 

 
18 queries. 0.595 seconds.