По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 28.03.2015
 

(в московских ФМС уже появились таблички с объявлением: «украинцев просим подходить к окну регистрации без очереди), жертвами которого стали в первую очередь мигранты из Средней Азии

Таджикский исход в беспросветную нищету

Признаки повсеместно растущего социального напряжения в Таджикистане становятся все очевидней. Не проходит и дня, чтобы из того или иного региона республики не пришла новость, свидетельствующая о растущей тревоге, смятении, безысходности, которые поражают умы народных масс. И людям есть от чего «хвататься за голову»: их привычный мир относительного благополучия и спокойствия рушиться буквально на глазах.

Оснований для панических настроений, как минимум, четыре. Во-первых, набирает волну массовый исход таджикских мигрантов из российской земли «обетованной». И для таджиков это не фигура речи. Шутка ли сказать плохо или хорошо им жилось на российских просторах, но для 98% (около 2 млн.) таджикских трудовых мигрантов Россия была кормилицей, источником пусть не больших, но постоянных и стабильных заработков, которые в разы превышали трудовые доходы на родине. А если к этим несчастным в большинстве своем добавить членов семьи – жену, детей, то армия людей, оказавшихся на распутье, перед неопределенностью, вырастет в разы.

Не секрет, что переводы таджикских гастарбайтеров обеспечивали 60% ВВП Таджикистана. И это без учета теневой экономики. В соседней Киргизии, к примеру, тот же показатель составляет пока 45%.

Таджикистан как никакое другое государство во всем мире зависит от денежных переводов из России, однако сейчас таджикские гастарбайтеры в массовом порядке вынуждены возвращаться домой и причины повального «бегства» общеизвестны. Россия становится все менее привлекательной для гастарбайтеров из стран СНГ из-за возросшего прожиточного минимума в Первопрестольной. Западные санкции вкупе с падением цены на нефть существенно ударили по рублю, который в декабре прошлого года упал до исторического минимума. По цепной реакции это отразилось и на курсе таджикского сомони.

Добавьте сюда выборочное ужесточение миграционного законодательства (в московских ФМС уже появились таблички с объявлением: «украинцев просим подходить к окну регистрации без очереди), жертвами которого стали в первую очередь мигранты из Средней Азии и картина «Приплыли» замаячит перед глазами.

Другой общеизвестный факт. Таджикские трудовые мигранты не в «хайтеке» работали, а в большинстве своем довольствовались низкооплачиваемыми должностями в сферах строительства, ЖКХ и торговли. При разнице в уровне жизни у себя в Таджикистане и России, эти заработки позволяли им выживать.

Естественно, о каких-либо серьезных накоплениях говорить не приходится. И теперь, вернувшись на родину, эти люди видят, как из-за обвальной девальвации сомони и резкого роста цен на розничных рынках, их скудные сбережения в рублях тают на глазах.

При всем драматизме ситуации вышеперечисленные напасти еще не самая большая страшилка для населения. Смерть с косой – это отсутствие работы, отсутствие источников заработков, чтобы, хотя бы на самом минимальном уровне, удовлетворять свои потребительские запросы. И весь трагизм текущей ситуации в том, что у народа нет никаких перспектив даже на этот ничтожный минимум.

Люди отчетливо понимают, что они опять вынуждены вернуться к тому от чего бежали толпами, покидая родной дом, уезжая на заработки за границу. Они вернулись к «разбитому корыту», к беспросветной нищете. И в своих опасениях они не столь далеки от истины.

Если простые таджики черпают информацию о состоянии ситуации на местном рынке труда из передач «сарафанного радио», то специалисты предпочитают использовать другие источники. Но как бы кардинально не различались эти подходы, в оценках они единодушны: в Таджикистане нет рынка труда, есть рынок рабов.

Согласно выводам экспертов Всемирного банка из 4,7 млн. трудоспособных граждан, только около 2,3 млн. человек считаются официально занятыми. Кроме того, темпы создания рабочих мест не успевают за показателями прироста трудоспособного населения. А это значит, что ежегодно власти сталкиваются с проблемой трудоустройства около 180 тысяч человек.

Более четверти молодежи не ищут работу, зная, что не смогут ее получить. И такое поведение объяснимо. По оценкам экспертов ВБ, каждый третий таджик в возрасте от 25 до 40 лет вынужден содержать семью, зарабатывая за рубежом. Почти 70% граждан, занятых на родине, трудятся в «теневом секторе», которая сопряжена с низкой оплатой, отсутствием нормированного рабочего дня и какими-либо социальными гарантиями. Проще говоря, даже люди, имеющие сейчас «кусок хлеба», находятся в бесправном положение, и их участь мало чем отличается от статуса раба.

Естественный вопрос, а куда смотрят власти. Да никуда они не смотрят, и глядеть не хотят. За долгие времена правления они свыклись с мыслью, что Россия всегда «абсорбирует» избыточную рабочую силу. Теперь же, когда эта, годами исправно работающая, система дала трещину, оказалось, что никакой внятной политики у властей в этом вопросе нет. Им проще уповать, что проблема как-нибудь сама рассосется при минимальном участии государства. В конце концов, нынешний  власть и население свыклись с мыслью: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Сработает ли этот принцип сейчас, поживем – увидим.

Насриддин Зоиров

Похожие записи:

    Не найдено.

Вы можете оставить сообщение



 

 
17 queries. 0.514 seconds.