По многочисленным просьбам соотечественников размещаем мобильный номер Президента Федерации мигрантов СНГ, Каромата Шарипова в г.Душанбе +992901513055; вайбер и ватцап +79253818555
Архив Паутина Видео Фотогалерея Радио Наш форум Обратная связь
 
 
 
Опубликовано: 10.05.2012
 

В Таджикистане сосредоточено от 14 до 40% от общего количества мировых запасов этого стратегического сырья. Ныне его разработка заморожена по финансовым причинам.

Иран зомбирует Таджикистан ради урана?

После недавнего визита в Душанбе президентов Ирана Махмуда Ахмадинежада и Афганистана Хамида Карзая в экспертных кругах возникла версия о создании союза персоязычных стран. Однако догадывается ли наш президент Таджикистана Эмомали Рахмон о том, что проникновение в страну религиозных идей агрессивного ислама шиитского толка в будущем способно взорвать Таджикистан изнутри? При этом у благотворительности Ирана есть еще один стимул: Ирану в срочном порядке нужен уран для своих ядерных программ.

В нашей столице, в славном городе Душанбе для встречи великого праздника «Навруз» с трехдневным визитом побывал президент Исламской Республики Иран, давний друг таджиков Махмуд Ахмадинежад со своей супругой. Президента Ирана в поездке также сопровождали министр иностранных дел Али Акбар Салехи, главный советник президента Моджтаба Самаре Хашеми, глава администрации президента Эсфандияр Рахим Машаеи и министр энергетики Маджид Намджу. Глава Ирана побывал в Таджикистане, чтобы принять участие в ряде важнейших мероприятий, свидетельствующих об эффективных взаимоотношениях между двумя государствами.

25 марта с.г. Махмуд Ахмадинежад принял участие в торжественной церемонии открытия Дома Ирана в г.Душанбе, возведенного на иранские инвестиции. С обретением Таджикистаном независимости Иран постоянно подчеркивал, что основой партнерства являются связывающие две страны культурно-исторические узы. По выражению президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада, Таджикистан и Иран – это «два тела, одна душа». Министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи недавно назвал Иран «лучшим стратегическим партнером Таджикистана».

Да Иран является одним из крупных инвесторов в таджикскую экономику. За последние пять лет объем инвестиций Ирана в Таджикистан составил более 1 млрд. долл. США. При финансовой поддержке иранских властей в Таджикистане построены туннель «Истиклол» и «Сангтудинская ГЭС-2». Планируется строительство ГЭС на реках Заравшан и Вахш, возведение цементного завода в Дангаринском районе Хатлона. Иран также намерен построить индустриальный парк в 100 га возле таджикской столицы. В прошлом году объем торговли между Ираном и Таджикистаном достиг 200 млн. долларов США.

Возникает резонный вопрос, а в чем выгода в планомерном наращивании Ираном своего присутствия в Таджикистане? Идеологической основой особой доверительности в отношениях между двумя странами служит внедренное и устоявшееся в Таджикистане признание того факта, что нынешние Исламская Республика Иран и Республика Таджикистан являются наследниками некогда единой арийской цивилизации.

В Иране декларируют Таджикистан как неотъемлемую часть «Великого Ирана», включающей в себя все страны с доминирующим ираноязычным населением. По мнению большинства экспертов, решающим фактором в желании Ирана усилить свое влияние в Таджикистане является богатые месторождения урана на территории нашей страны. По разным данным, у нас в Таджикистане сосредоточено от 14 до 40% от общего количества мировых запасов этого стратегического сырья. Ныне его разработка заморожена по финансовым причинам. Учитывая серьезные проблемы Ирана ввиду дефицита урана при планах дальнейшего развития атомной энергетики, не исключается, что в последующем главным источником ядерной программы Тегерана будет Таджикистан.

Возникает другой вопрос, как: сделать руководство Таджикистана более сговорчивее по данной проблематике, то есть- экспорту таджикского урана в Иран, несмотря на санкции ООН, – естественно создав и укрепив свое лобби в нашей стране. Разворачиваемые в Северной Африке и на Ближнем Востоке события показывают, что

иранское руководство значительно усиливает свое влияние в странах региона с целью инспирирования цепочки кризисов, которая приведет к распылению сил и средств возможных участников антииранской коалиции. Таким образом, Тегеран пытается создать собственный центр влияния в ближневосточном регионе за счет экспорта идеологий «консервативной исламской революции» и тем самым сформировать мощный противовес «цветным» революциям, продвигаемым под эгидой США.

В частности, формируются проиранские силы в Ираке (из числа шиитов) и Ливане («Хезболла»). Иран воспользовался нестабильной политической ситуацией в Йемене, пытается усилить свое присутствие в данной стране путем оказания помощи фундаменталистскому движению «Аш-Шабаб аль-мумин». Данная группировка при возникновении угрозы нападения на Иран должна, по аналогии 2009 года, вторгнутся на территорию Саудовской Аравии. Одновременно в последнее время Иран предпринимает все более заметные усилия для экспорта «консервативных исламских революций» в два самых крупных ближневосточных государства – союзника США – КСА и Оман. В КСА отмечается рост активности сил, оппозиционных правящему режиму династии саудитов. При чем активность отмечается в восточных районах, где компактно проживают арабы – шииты. Радикализации шиитского населения в Восточной провинции КСА способствует Тегеран, который заинтересован играть на снижение влияния Эр-Рияда в исламском мире.

Шиитские исламисты выступают за отмену всех ограничений для шиитов, их лидерами являются местная «Хезболла» и более умеренное «Шиитское движение за реформы». Обе организации спонсируются Тегераном, а молодежь проходит обучение в Иране и Ливане. Отмечается усиление противостояния шиитской диаспоры (более 20% от общего числа населения) в Бахрейне. Даже в далекой от Ирана Марокко наблюдается активизации шиитского населения. По данным марокканских СМИ, контрразведка страны провела работу по расследованию подрывной деятельности иранского посольства, в ходе которой были установлены контакты между иранскими дипломатами и марокканскими исламистами. Иран продолжает усиливать свое влияние в Марокко и способствовать расширению численности шиитов, которая только за последнее время возросла на 20 тыс. человек.

А что же творится в нашем любимом Таджикистане? По мнению наших экспертов, иранское проявление «мягкой силы» в Таджикистане направлено на формированйе крупного лобби через религиозно- идеологическое воздействие. Так, в’ настоящее время различные органы иранского правительства поддерживают таджикоязычные СМИ, такие как «Голос Хорасана» или радио «Таджики». Созданное 23 декабря 1992 года и под прямым патронажем Корпуса стражей иранской революции (КСИР) радио «Таджики», помимо предоставления региональных и мировых новостей, социальной и политической аналитики, также имеет следующую задачу: «Знакомство общества с исламом, пропаганда идей основателя системы Исламской Республики Иран имама Хоменеи». Еще одним наиболее активным средством распространения иранского мировоззрения является Комитет имама Хоменеи, действия которого напрямую контролируются офисом верховного лидера Ирана.

Деятельность комитета сосредоточена на странах, где проживают крупные шиитские сообщества, которые также получают экономическую и военную помощь. Являясь якобы гуманитарной организацией, комитет считается одним из главных средств экспорта «мягкой силы» Ирана. По официальным данным, этот комитет имеет в Таджикистане 43 филиала с головным офисом в Душанбе, шесть региональных офисов в Нурабаде, Курган-Тюбе, Вахдате, Бадахщане, Кулябе и Худжанде, 20 центров распространения, 13 рабочих подразделений, культурный центр и клинику.

Помимо этого, в нашей стране активно функционируют офисы иранского благотворительного комитета «Эмдад» («Содействие»), которые под благовидным видом (организация массовых свадеб для молодых пар из неимущих семей, материальная поддержка детским интернатам, инвалидам и престарелым) занимается распространением

шиитской идеологии. За время своей деятельности в Таджикистане при содействии «Эмдад» организованы 10 учебных заведений по обучению «народным ремеслам». Кстати, противостояние на религиозно-идеологическом фронте в Таджикистане уже началось. Еще в декабре 2011 года Комитет по делам религии при правительстве Таджикистана, ссылаясь на закон «О свободе совести и религиозных объединениях», принял решение о приостановлении на 3 месяца деятельности соборной мечети «Мухаммадия» в городе Вахдад, принадлежащей видному деятелю Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Ходжи Акбару Туражонзоде, в связи с проведением в ней шиитского обряда «Ашуро».

9 декабря 2011 года в данную мечеть прибыла правительственная группа в составе председателя Комитета по делам религии, председателя Совета улемов Таджикистана, мэра города Вахдат, а также представителей правоохранительных органов, которые ознакомили прихожан с текстом вышеуказанного заявления Совета улемов. Во время пребывания указанных представителей в мечети возникла потасовка. Прихожане силой выставили за дверь прибывших лиц. Правительство Ирана является давним сторонником главной оппозиционной партии Таджикистана – ПИВТ. Мухаммаджон Нури – сын покойного основателя партии Сайда Абдулло Нури – учился в Иране.

Вообще после объявления в 2010 году Эмомали Рахмоном распоряжения о возвращении таджикских студентов,”обучающихся в Иране, в страну вернулись 200 зомбированных шиитской идеологией граждан, большинство из которых активно проводит соответствующую работу на местах. К примеру, на территории поселка Оббурдон Матчинского района Согдийской области проживают около 20 последователей шиизма, которые после “возвращения из религиозных учебных заведений Ирана стали заниматься распространением шиитской идеологии среди местных жителей и вовлечением в свои ряды представителей официального духовенства. В селе Понгоз Аштского района Согдийской области имамом местной мечети является идеолог шиизма Навруз Мирзозода, который в 2009 году обучившись в медресе города Захидан Ирана, вернулся на родину. В настоящее время П.Мирзозода активно распространяет среди молодежи Аштского района идеи шиитского течения и занимается подбором лиц для отправки на учебу в религиозные учебные заведения Ирана. Учитывая вышесказанное, задаешься вопросом «Что ожидает Таджикистан?» под иранским напором – арабский вариант? То есть Ливан, Ирак или Марокко, когда один народ, разделенный по религиозно-идейным соображениям убывает друг друга? Что у таджиков нет самоидентичности?

Мустафо Чекич <mchekich@mail.ru>

Похожие записи:

Вы можете оставить сообщение



 

 
22 queries. 0.588 seconds.